вторник, 26 мая 2015 г.

Установка раппорта


Раппорт



- Готов? – спрашивает меня Екатерина, в который уже раз поправляя свою блузку. Она нервничает, теребит в руках кожаную папку, раздутую от глянцевых листов, на которых различные графики, таблицы и прочая корпоративная мишура для коммерческого предложения. Затаив дыхание, мы стоим в двух шагах от двери с позолоченной табличкой, на которой без лишней скромности написано – «Самый главный». Это кабинет директора, генерального директора, на самом высоком этаже дорогущего бизнес-центра в городе. Большая башня из стекла и металла, квадратный метр в которой стоит как среднестатистическая зарплата бюджетника в регионе. Для того чтобы попасть сюда, нужно пройти семь кругов ада, чтобы договориться, вымолить буквально пять минут времени, для того чтобы вас выслушали, нужно иметь связи, престиж или авторитет на самом высоком уровне. Какой-нибудь забредший торговый агент, никогда не поднимется так высоко, на последний этаж, потому что его просто пристрелят суровые охранники на входе. Шутка, его просто вежливо, морально изобьют, чтобы он навсегда забыл сюда дорогу. 

- Готов, - констатирую я, на выдохе взглянув в панорамное окно. Боже, какой же отсюда шикарный вид. Недаром в бизнес-среде сравнивают эту башню с Олимпом. Только боги бизнеса могут позволить себе такой величественный вид из окна. 


четверг, 25 декабря 2014 г.

Вербовка

Вербовка
***


Проходя мимо шикарного дворца – совсем недавно построенного на деньги верующих прихожан церковного храма, Пожарский обратил внимание на сидящую возле крыльца закутанную в какую-то потертую дубленку и шапку-ушанку бабульку. С пустым стаканчиком из-под сметаны в руке, она посмотрела на него как можно жалостливей, умело изобразив на лице трагическую скорбь и печаль. Обычно так больше подавали.
- Подайте ради Христа, - оживившись, бабулька поднялась с крыльца и, протянув стаканчик, направилась к Пожарскому, понимая, что человеку, одетому в хорошее пальто и дорогие туфли, дать рублей сто, а может даже двести, сущие пустяки.
- Христа распяли, ему деньгами уже не помочь, - замедлив шаг, ответил Пожарский, который из принципа никогда не подавал попрошайкам. Все они играли на чувстве вины.
- Подай сколько не жалко, - не уступая позиции, ответила она уже недовольным тоном, посмотрев ему прямо в глаза.
- «Я не настолько беден, чтобы подавать милостыню», - вспомнил он незабвенные слова Заратустры.
- Ну что тебе жалко, что ли? Ради Господа Бога прошу, дай хоть сто рублей!
- Отстать, бабка, - чтобы наверняка отвязаться, он гаркнул в ее сторону,- я мусульманин!
- Ну тогда во имя Аллаха подай! – преградив путь. - Что тебе стоит то?
- Тебе вот, бабка, пенсию государство платит?
- Какая я тебе бабка?! – возмутилась она. – Мне сорок три года!
- Действительно, - внимательно присмотревшись, Пожарский понял, что она не врет. – Вот к чему приводит технический спирт и антисоциальная жизнь в подвалах.
- А мне так нравится, - имея еще какие-то остатки гордости, она обиделась на его слова. – Я, между прочим, тут зарабатываю похлеще твоего! А это все реквизит! Ты «Трехгрошовую оперу» Бертольта Брехта смотрел?
- О как… Ну, удачи тогда в столь нелегком бизнесе, - улыбнувшись Пожарский поднял голову и посмотрел на позолоченные купола. Давно он не был в гостях у своего знакомого батюшки. Пообещав себе в скором времени зайти на чашку чая, так и не подав милостыни, он направился дальше по своим делам…

Безотказный прием

Безотказный прием

На улице бушевал холодный ветер. По тротуару, намокшему от пакостно мелкого дождя, быстрым шагом спешила домой красивая женщина. На вид ей было чуть больше тридцати, загорелая длинноволосая брюнетка с острыми чертами лица. Закутавшись в плащ, она буквально бежала, сопротивляясь встречному ветру, боясь, что скоро начнется настоящий ливень. Зонта у нее с собой не было, - благо до дома оставалось совсем недалеко. Солнце начало заходить, окончательно погружая улицы в унылую серость. По обочине ветер нес опавшие желтые листья, которые дальше разлетались под колесами мельтешащих машин. Дождь усилился, равномерно прибавляя темп, звонко барабаня по асфальту. Толпа прохожих укрылась под прозрачным козырьком автобусной остановки в надежде переждать очередной каприз погоды. Уже изрядно намокнув, брюнетка наконец добралась до своего подъезда, срезав путь через безлюдные дворы. Открыв подъездную дверь, она зашла в теплый, светлый лифт и, нажав кнопку десятого этажа, расстегнула мокрый плащ. Через минуту она уже была в своей квартире.
Небрежно сбросив туфли, брюнетка повесила сушиться мокрый плащ на вешалку и прошла в гостиную. В комнате было темно, шторы занавешены, сперва ей показалось, что никого нет, но сделав пару шагов вперед, она с испугом остановилась, разглядывая черный силуэт в кресле.

Последний час

Последний час

-Здравствуйте, дамы и господа, говорит командир экипажа… Алексей Твердокрылов. Мы благодарим вас за то, что вы выбрали нашу авиакомпанию…, - невнятно произнес мужской пьяный голос, местами проглатывая слова, словно от чего-то отвлекаясь. – За бортом минус десять градусов, отличная видимость, полет проходит нормально, время прибытия по местному времени - семь сорок утра.
-По любому уже накатил, - отстегнув ремень после взлета, Черкашин обратился к рядом сидящему Пожарскому, который откинувшись на спинку кресла, немного волнуясь, листал в руках какой-то туристический журнал с яркими картинками Турецкого моря.
-Летчики не пьют, - неуверенно возразил Пожарский, как бы самого себя успокаивая. Ну и что, что полет совпал на великий праздник девятого мая – дня победы? Вера в профессионализм нашей авиации осталась даже после распада Советского союза.

Девушка мечты

Девушка мечты

В этот по-осеннему пасмурный вечер Пожарский, к собственному удивлению, был в хорошем настроении, несмотря на плохую погоду. На улице бушевал холодный ветер, предвещая в скором времени первые признаки суровой сибирской зимы. Прибавив газу, он стремительно направлялся домой, боясь опоздать к началу повтора любимого сериала по кабельному, в котором небритый антисоциальный врач разгадывал болезни подобно Шерлоку Холмсу. В машине было тепло, уютно и комфортно. Играла приятная мелодичная музыка; постукивая в такт пальцами по рулю, Пожарский умело лавировал между неспешащих машин до тех пор, пока окончательно не попал в пробку. С досадой посмотрев вперед на бесконечный стоящий поток на мосту, он тяжело вздохнул, понимая, что это надолго. Двигаясь со скоростью покалеченной черепахи, наш писатель с интересом разглядывал проходящих мимо людей, спешащих по своим делам. Имея развитую фантазию сценариста, он придумывал каждому свою историю, представляя их жизнь и окружение. Подобно рисующему на холсте художнику, он искал вдохновение для очередного увлекательного сюжета. Конечно, в любом повествовании присутствует трехактная сценарная механика, но лишь изюминка заставляет читателя запомнить рассказ на годы. Каждого прохожего Пожарский наделял биографией и характером, а затем разыгрывал какое-нибудь действие в срежиссированном в воображении фильме. Так делают все одержимые работники словестного искусства, развивая и тренируя свою «музу», которая впоследствии выплескивается на страницы бестселлеров.

Разница

Разница

До сорока пяти лет ему оставалось всего два года. Пройдя кризис среднего возраста и весьма болезненный развод, после которого у него лишь осталась однокомнатная хрущевка на окраине города и куча неоплаченных счетов, Григорий по праву считал себя неудачником по жизни. Ему не везло с женщинами, красавцем такого назвать сложно и для полноты картины нужно отметить, что он всегда жаловался на маленькую зарплату. Таким вот образом в одном человеке скопилась куча комплексов, которые не предвещали ничего хорошего. С каждым днем оставалось все меньше радостей; стоя по утрам перед зеркалом и замечая седые волосы на голове, он чувствовал себя уже стариком.
Однажды в пятницу вечером Григория один друг пригласил сходить вместе в бар, где по его словам в это самое время обитают жаждущие сексуальные женщины. Друг тоже был холост, но чисто по идеологическим соображениям, считая себя вечным бабником. Поддавшись изнурительным уговорам, он решил в очередной раз попытать счастье. Обычно его связи не длились долго, и расставание, как и разочарование со стороны женщины не заставляли себя ждать. Оставалось рассчитывать при знакомствах на крепость  коктейля и удачное стечение обстоятельств при каждой новой встрече.

Лекарь душ

Лекарь душ

Лежат в постели любовники. Милая прильнула к любимому и говорит:
-Дорогой, а ведь когда-нибудь мы с тобою поженимся.
А он, закурив, затягивается и отвечает:
-Да кому мы нахер нужны...
Старый анекдот.

Представьте большой уютный кабинет, с широким столом из эбенового дерева, с высокими светлыми окнами и стеллажами умных книг вдоль бордово бархатных стен. Здесь царит уют и покой, как подобает рабочей обстановке для успешного психоаналитика. Разные награды и регалии, говорящие о признании, красуются на видной полке у входа, убеждают в том, что вы попали в хорошие, профессиональные руки. На скрипучей кожаной кушетке, в темном углу кабинета, куда не попадает раздражающе яркий солнечный свет, ерзая, лежит взволнованный мужчина, пытающийся излить душу и найти долгожданный для себя ответ.
У изголовья пациента, как и подобает настоящему психоаналитику сидел Пожарский, озадаченно листая книгу Эрика Берна. Как учат мастера психотерапии, для того чтобы эффективно использовать метод свободных ассоциаций, больной не должен видеть аналитика, отвлекаться на его реакцию и свободно рассказывать, что собственно позволяет хозяину кабинета заниматься всем чем угодно во время сеанса, сидя позади кушетки. В такие моменты психика пациента часто переполняется желаниями, чувствами, упреками, воспоминаниями, фантазиями, суждениями и новыми точками зрения, и все это возникает на первый взгляд в полном беспорядке. Задачей аналитика как раз является собрать хаотичную мозаику захворавшего сознания.