вторник, 23 декабря 2014 г.

Одинокий самурай

Том 2
Одинокий самурай



Следует понять, что женщина должна быть верна своему мужу. Но в этой жизни нам дано любить только одного человека. Если это не так, наши отношения ничем не лучше содомии или проституции. Это позор для воина…

Цунэтомо Ямамото

Хагакурэ


С грозным, говорящим о злости и душевной боли, выражение лица он шел по пустынной улице, держа в правой руке самурайский меч. Волоча конец заостренного лезвия по земле, от которого оставался тонкий, рассеченный след на свежем рыхлом снегу, он медленно, но целеустремленно направлялся в известном только ему направлении. Со стороны могло показаться, что этот человек, словно обессиленный последний выживший воин, с тяжестью в ногах, как будто налитых свинцом, после тяжелого боя шагал к себе домой. Но это только казалось. Одетый не по погоде, в легкую осеннюю куртку, из-под которой небрежно торчала голубая рубашка, возомнивший себя одиноким самураем в центре большого города, он шагал будто загипнотизированный, смотря только перед собой. Остановившись на мгновение, он понял, что случайно забрел во двор, где несколько молодых людей сидели возле подъезда. На поясе был пристегнут «айпод», в наушниках звучали размеренные биты со словами, играл какой-то депрессивный рэп:

Понимая, сколько за плечами грязного белья
Приходится нести, подробности опустим,
Слух не оставляют все те песни,
Что всегда приводят в чувство,
В этом мире нет места для Огюста Конта,
Зато полно для дешёвого и дорогого понта.
Увидев высокого странного мужчину с мечом, по его манере ходьбы они сразу сошлись на мнении, что этот безумный прохожий скорее уже уколотый наркоман, чем прожженный алкоголик, и, не придав значению сию факту, молодые люди продолжили обсуждать свои волнующие проблемы, повернувшись к самураю спиной.
Шмыгая носом, уже изрядно замерзши, он целеустремленно продолжил свой путь, выйдя таким образом через какое-то время на оживленную центральную улицу. Проходящие мимо люди бросали на него ошарашенные взгляды, но не останавливались, предпочитая сторониться от потенциальной беды подальше. Музыка в ушах продолжала играть, задавая темп подобно боевому кличу. Для него в этот самый момент происходящее казалось несколько нереальным и отстраненным, подобно просмотру фильма или чтению книги, когда испытываешь все то, что и персонаж, но в глубине души разоблачаешь вымысел. Страннику приходили подобные сомнения о реальности, но как только рядом остановился полицейский, он вновь вернулся в состояние безмыслия.
-Гражданин, с вами все в порядке? – спросил у него служитель закона, настороженно поглядывая на меч.
-Вполне, - ответил он. -  Я иду и никого не трогаю.
-Тогда зачем у вас меч в руках? - на всякий случай, отойдя на шаг назад, чтобы соблюсти безопасную дистанцию, полицейский продолжал спрашивать спокойным, тихим голосом, как учили работать в конфликтных ситуациях, чтобы не спровоцировать нападения.
-Это не меч, - тяжело вздохнув, самурай опустил взгляд на катану. – Лейтенант, это сувенир. Я не собираюсь ни кому причинять неприятностей.
-Могу я увидеть ваши документы? – настойчиво продолжил полицейский, подняв на мгновение глаза.
-Конечно, - левой, свободной рукой, самурай достал из бокового кармана потрепанное удостоверение. Развернув красные корочки, он чуть ли не нагло ткнул ими в лицо лейтенанту. Внимательно изучив содержимое, полицейский тут же изменился во взгляде. Поняв должность, ранг и звание странного прохожего, он выпрямился по стойке смирно и машинально отдал честь. – Надеюсь, вопросов больше нет?
-Нет… - растерялся офицер. – Но вы точно уверены, что все в порядке? У вас такой вид…
-Все в порядке, просто иду в гости. Подарок для друга несу… - оценив старание быть тактичным младшего по званию, самурай захлопнул удостоверение, вернул его обратно в карман, после чего прибавил громкость на «айподе»:
Не любил никого, никого не ценил.

Обрастая щетиной, много пил и курил.
Отпустила чтоб ты, я бога часто просил,
Взять себя самому в руки не было сил.

Не расслышав прощальные слова лейтенанта, он пошел дальше, все так же волоча меч, который выглядел как настоящий, боевой клинок, а не сувенирная подделка. Слукавив, он продолжил идти, всматриваясь на указатели домов. Пальцы ног уже заледенели, на улице стояла минусовая декабрьская температура, пальцы, держащие грубую рукоять клинка, тоже замерзли. Подняв левую руку, размяв затекшую кисть, он с трудом достал из внутреннего кармана помятый лист, оборванные края которого оказались испачканы в засохшей крови. На этом клочке бумаги были небрежно начерканы карандашом какие-то фамилии и адреса, как оказалось, по которым он спланировал свой путь.
Пройдя уже довольно дальнее расстояние, он оказался возле дома первого в списке мужчины. Сверив номер квартиры на подъезде, самурай медленно поднялся по лестнице на пятый этаж, считая про себя каждую минувшую ступеньку. Настойчиво звоня в дверь, не отпуская палец со звонка, он тяжело вздохнул, морально готовясь к встрече. Одинокий хозяин квартиры, чем-то похожий на страстного загорелого итальянца с кучерявыми длинными волосами,  никого не ждавший, после душа, запахнув бархатный халат, подошел к двери и удивленно посмотрел в глазок. Перед дверью стоял знакомый ему взъерошенный брюнет с невыразительным лицом, продолжающий трезвонить.
-Что тебе нужно? - громко, с недовольной интонацией спросил хозяин. Но внезапный гость ничего не отвечал. – Я сейчас вызову полицию!
Самурай не отпускал кнопку звонка, держа на нем уже затекший указательный палец, смотря прямо в центр дверного глазка. Он чувствовал, что тот, к кому он пришел, в данный момент трусливо рассматривает его, терзаясь в сомнениях. Возможно, хозяин квартиры видел самурая с мечом без ножен через окно, когда тот подходил к подъезду. Преодолев все сомнения и страхи, мужчина в домашнем халате наконец решился открыть дверь и самостоятельно разобраться, поговорив по-мужски, полагаясь на свое спортивное прошлое. Он был довольно крепок, атлетически сложен и уверен в своих силах.
Но едва успев открыть замок и потянуть ручку вниз, хозяин квартиры, чье имя было занесено в роковой список мстящего самурая, очутился лежащим на полу в коридоре. Острие клинка перед носом заставило его униженно ползти в комнату и просить пощады.
-Ты что?! – с ужасом в глазах кричал презренный. Его сердце учащенно забилось, предчувствуя скорую смерть. – Ты с ума сошел? Чего ты хочешь?!
-Душевного спокойствия, - лаконично ответил самурай, скинув один наушник на плечо. Вселяя неописуемый ужас в валяющегося перед ним мужчину, он легким отточенным движением взмахнул мечом и с хирургической точностью рассек мочку уха. Слабая струя крови брызнула на ковер, оставив бордовый след.
-Нееет! – закричал тот от мнимой боли, сжав окровавленное ухо.- Что ты делаешь?!
-Это искупление за измену, - с пришедшим душевным облегчением, с легкой улыбкой сказал самурай, готовясь к очередному удару.
-Нет, прошу, не надо! –лицо мужчины исказилось от страха, моля о пощаде, он отползал назад, пока не почувствовал своей спиной прохладную стену. Оказавшись загнанным в угол, от безвыходности, он просто закричал. – Это получилось случайно после клуба! От алкоголя никто ничего не помнил! Мы сами не ведали, что творили! Прошу! Я не виноват!
-Пусть так и запишут на твоем могильном камне, - два безжалостных удара, вдоль и поперек, густая лужа крови, последний вздох, и враг повержен. Вытерев меч о грубое клетчатое покрывало, самурай присел на край кровати и, достав листок, глядя в сторону еще теплого трупа, вычеркнул огрызком карандаша первую сверху строчку. Вернув обратно мятый клочок бумаги, хладнокровно, как ни в чем не бывало, не боясь об оставленных следах, самурай встал и, не оглядываясь, покинул квартиру, замкнув за собой дверь ключами, что лежали на комоде, и снова включил плеер:
Не любил никого, никого не ценил.
Обрастая щетиной, много пил и курил.
Отпустила чтоб ты, я бога часто просил,
Взять себя самому в руки не было сил.


Спустившись с лестницы, он почувствовал неожиданный прилив сил. Безусловно, его могли найти и доказать преднамеренное убийство, но по роду службы вряд ли кто-то заподозрил бы именно его. Мало ли что может произойти в большом городе, тяжело установить связь между определенными людьми. Волнения по этому поводу у самурая не было ни капли. Уверенно, он направлялся к следующему в списке. Хозяин другой начерканной на листе фамилии находился  в самом конце района. Соизмерив силы, самурай вышел со двора и, подойдя к обочине, устремился к стоящим в ряд такси. Косясь на вызывающий вид прохожего, все без исключения таксисты игнорировали его, даже не открыли окно, боясь похожего на маньяка с безумным взглядом мужчину. Водитель крайней машины, разглядев в боковое зеркало меч в руке, резко завел двигатель и, нажав на газ, подорвался подальше от грядущей потенциальной беды. Поняв, что никто из оставшихся машин не рискнет отвезти, самурай недовольно окинув их взглядом, и подошел к старой «волге», стоящей без «шашечек» возле магазина через дорогу.


-Куда? – хриплым голосом спросил пожилой водитель, закуривая горькую сигарету. Услышав названный адрес, «бомбила»  на мгновение задумался. – Семьсот, не меньше! И эту штуку, - кивнув на меч, - в багажник кидай.
Покорно послушавшись, самурай со скрипом открыл багажник и поперек положил свое орудие убийства, на котором совсем недавно была кровь. Таким бы термином описал следователь заточенный меч при изъятии. Сев в машину и пристегнув ремень, он попросил закурить. Водитель угостил сигаретой, и через мгновение они оба молчаливо дымили в салоне. Смотря в окно на мелькающие машины и огни, наш мститель с мечом, сам того не заметив, оказался возле указанного адреса. Поездка заняла не больше десяти минут. Расплатившись тысячной купюрой, не требуя сдачи, он забрал клинок и поднял взгляд на большое офисное многоэтажное здание с зеркальным фасадом. Подойдя к входу, пройдя пост охраны со спящим у себя в коморке охранником, самурай поднялся на лифте, выйдя на тринадцатом этаже. Сверив в списке номер офиса, он прошел по пустынному коридору и, подойдя к двери с обозначенным номером, без стука вошел внутрь.
За столом сидел молодой белокурый парень, одетый по-деловому в пиджаке и галстуке. На его юном лице читалось удивление, как только вошедший брюнет поднял перед ним острие меча. Парень был действительно молод, на вид ему было лет двадцать-двадцать пять. В тесном душном офисе, в небольшой комнатушке, пункте по приему неисправной копировальной техники, они находились только вдвоем.
-Что ты хочешь? Зачем сюда пришел? – заикаясь, растерянный молодой человек панически посмотрел на закрытую дверь за спиной самурая. Шанс на то, что получится убежать, был равен нулю. Его застали врасплох, воспользовавшись моментом неожиданности.
-Все былое можно смыть только кровью, - подойдя ближе, самурай взмахнул в сторону мечом, рассекая воздух. Отстранившись назад, насколько позволила спинка стула, молодой парень растерянно не мог понять, всерьез ли ему грозила опасность или его просто пугали.
-Если хочешь знать, почему это произошло, то я ни в чем не виноват! Это все Роберт! Он тогда нас опоил чем-то в клубе, после чего мы поехали к нему втроем, - оправдываясь, он тянул заветные секунды в надежде, что кто-нибудь его услышит и позовет на помощь.
-У него я уже был, - низким тоном сказал самурай. - Теперь твой черед.
Сжав в обеих руках рукоять клинка, приняв упор на правую ногу, он нанес удар по плечу. От боли парень закричал, вскочив со стула. Рана оказалась неглубокой, лишь небольшой порез, правда, который очень сильно кровоточил. Рукав пиджака стал бордовым. С пальцев на пол закапала кровь.
-Прошу, не надо! – полагаясь на судьбу, парень продолжал умолять, чувствуя, что скоро может потерять сознание.
-Открывай окно, - сурово произнес самурай.
-Зачем? – испуганно парень подошел к окну и повернул ручку, распахнув настежь окно. Смог и шум города ворвался внутрь.
-Прыгай, - подойдя почти вплотную, он уперся мечом прямо парню в живот, дав понять, что еще немного усилий и острие пройдет насквозь. Выбор без выбора предоставил ему самурай. При любом варианте ожидала смерть. Десятый этаж не оставлял шансов на жизнь.  Поняв это, под учащенное биение сердца, парень рванул вперед, за что поплатился, получив удар кулаком прямо в челюсть. Дезориентированный, он пошатнулся в сторону стола, но после очередного удара оказался уже на подоконнике, выпирая головой в открытое окно. Резкий ветер подул в окно, предвещая конец схватки. Руки цеплялись за проем, но рана дала знать и долго сопротивляться не получилось. Пропихнув вперед, последним ударом ноги самурай отправил парня в полет солдатиком вниз. Не больше десяти секунд он летел вниз, примерно чуть меньше секунды на этаж.
Посмотрев вниз, убедившись, что все закончилось, с полным спокойствием он вытер меч об полотенце, висящее на стеллаже, включил «айпод» и, вставив наушники, вышел из офиса. В лифте самурай ритуально вычеркнул имя случайного молодого любовника и поставил точку возле последней строчки. Еще одно имя значилась в смертельном списке отмщения. Женское имя…
Добраться получилось без помощи такси, благо адрес находился относительно недалеко от офисной высотки. Стоя возле пятиэтажного дома с обшарпанной красной штукатуркой на стенах, самурай осмотрелся по сторонам. Никому не было до него дела, все старательно игнорировали странную персону. Нажав цифру десять на домофоне, он услышал молчание, затем пиликающий сигнал открывшегося электронного замка. Внутри подъезда пахло сыростью, как во всех старинных домах. Пройдя вверх по лестнице, с некой тяжестью в руках, самурай замер возле домашней черной металлической двери, стиснул зубы, подавляя тревогу, и, дернув за ручку, вошел в квартиру.
Его растерянно встретила миловидная брюнетка с большими голубыми глазами. На вид девушке было не больше тридцати лет. Белоснежные зубы, темный загар, стройное тело – она любила ухаживать за собой. Подтянув пояс халата, девушка была удивлена его визиту.
-Я тебя не ждала, - отведя в сторону взгляд, с грустью наконец сказала она. – Все кончено. Зачем ты пришел?
-Не все так просто, - сухо ответил он.
-Зачем ворошить скелеты в шкафу? Все давно прошло. Иногда проще смириться и простить. Неужели она это не понимает?
Не сказав ни слова, закрыв глаза, сжав меч в руках, он не глядя замахнулся и зарубил ее насмерть. Так просто, одним хладнокровным движением клинка, самурай лишил женщину жизни. Упав на колени перед бездыханным телом последней жертвы, он заплакал. Ему стало настолько больно, что он не задумываясь готов был уйти следом на тот свет, совершив сеппуку.
Зазвонил мобильный телефон. В боковом кармане завибрировала трубка. Поднявшись с колен, он подошел к окну, достал телефон и посмотрел на дисплей. Увидев знакомый номер, колеблясь, самурай медленным неуверенным движением нажал «принять вызов» и поднес к уху.
-Это ты? – бесцеремонно спросил недовольный женский голос.
-Да, - ответил удивленно самурай. – Ты жива?..
-Надеюсь, ты этому рад, - ответил голос. – Хватит дурить, возвращайся домой…
Завершив вызов, он вернул трубку в карман и, отвернувшись, стараясь не смотреть на лежащее окровавленное тело, обошел его, выйдя в подъезд. Края меча были испачканы в крови, но самурай не обращал на это внимания. Он просто шел обратно к себе домой такой же тяжелой походкой мимо безразличных прохожих людей.
На последнем издыхании самурай вернулся домой. Встретившись взглядом со своей измученной женой, он опустил руки и бросил на пол меч, который покатился в ее сторону.
-На нем что, кровь? – настороженно спросила она.
-Да, - ответил он.
-Ты сошел с ума!
-Отныне тебе нечем меня упрекать, - сухо сказал самурай. - Все мои измены в прошлом, теперь они смыты кровью.
-Но… но… - судорожно глотая воздух от нахлынувшего волнения, жену буквально затрясло.
Уже смутно помня ее последующие слова, он видел лишь расплывчатый образ перед глазами. Через несколько секунд самурай повалился на пол, потеряв сознание от перенапряжения, которое вызвало внутричерепное давление. Все перемешалось в голове, мелькая фрагментами минувших событий, складываясь в короткометражный художественный фильм. Вот супружеская пара ругается, неистово крича друг на друга. Мужская фигура подозревает жену в измене, ссылаясь на свое профессиональное чутье. Она категорически не согласна и утверждает, что у него поехала крыша от всех бредовых книг, что он читает по вечерам, доказывая ему, что идеология востока непригодна для западного человека. Снова крики, аргументы. Она назло ему вспоминает все былые признания в измене, что он когда-то по глупости совершал, обозвав его педерастом. От нахлынувшей ярости, не сдерживая себя, он наносит удар, затем еще один. Не поддаваясь, жена отвечает ему, впившись острыми ногтями в лицо. Стекающая кровь по щеке. Их тела сплетаются в драке, со звоном круша все кругом. Перевес сил в итоге все же оказывается на его стороне и, невзирая на все ее попытки высвободиться, он сдавливает двумя руками ее горло, заставляя с хрипом глотать воздух. Через несколько минут, сидя рядом с бесчувственным телом некогда любимой, муж решает, что она мертва. Ему больно. Он кричит и бьет в стену кулаком. Мечется из угла в угол. После просит прощения у покойной и, оторвав клочок бумаги, пишет на нем какие-то имена и фамилии. Одержимый, он надевает первое, что попадается под руку, хватает с подставки самурайский меч, который привез из командировки в Японию, зачем-то нацепляет «айпод» на ремень, видимо, чтобы отвлечься и не думать о содеянном, и выходит из дома, спускаясь по лестнице на улицу.
-Я тебе никогда не изменяла, - услышал он искренние слова жены, приходя в себя от резкого запаха нашатырного спирта перед носом.  Она держала его голову и жалобно умоляла сказать, что он не натворил глупостей. Как истинный самурай, чтящий кодекс чести, он должен был уйти из жизни смыв свой позор. Но как простой человек, он выбрал жизнь, оставив грех на душе…

Комментариев нет:

Отправить комментарий