среда, 24 декабря 2014 г.

Загрузочный день

Так рассказывал Пожарский
Загрузочный день
-Ты уверен, что это она? – испуганно смотря на сидящую женщину за столиком в зале, Алексей не отпускал руку своего коллеги. Вцепившись ему в локоть, боясь, что тот может убежать и поднять панику, он пытался как можно хладнокровнее оценить обстановку.
-По описанию подходит. Высокая шатенка с длинными волосами. Лет тридцати пяти и в фиолетовой кофточке, - молодой парень, только-только прошедший испытательный срок и став полноправным сотрудником службы безопасности кинокомплекса, весь трясся от нервов. Буквально каких-то пять минут назад позвонили в администраторскую и сообщили приметы подозреваемой женщины, найти которую не составило никакого труда. Бывший стажер уже десять раз пожалел, что его рабочая смена совпала на сегодняшний день. Он нервно ерзал в пиджаке и, вытирая капли пота со лба, смотрел на старшего в смене – Алексея.
-Хорошо. Ты молодец, что сразу нашел ее, - пытался он успокоить парня. – У нас четкие инструкции: до приезда спецслужб никаких действий не предпринимать.
-Алексей Петрович, а если мы не дождемся их, и она все здесь взорвет, - он еще больше занервничал, привлекая к себе внимание посетителей. В вечернее время в кинотеатре было очень много народу. Большая очередь толпилась возле касс. Каждый второй махал на себя тонким рекламным буклетом репертуара, чтобы хоть как-то спастись от духоты. Напротив входа в большой зал выстроилась другая возмущенная очередь, ждущая, когда же наконец начнут пускать во внутрь.
-Отставить панику! – еще сильнее он сжал ему локоть. – Мы должны вести себя как профессионалы!
 

 Уверенным шагом, вежливо раздвигая стоящую на пути шумевшую молодежь, прошли двое широкоплечих мужчин. Их черные костюмы выглядели явно дороже и солиднее, чем у здешних сотрудников охраны. Подойдя к двум нервно трясущимся местным блюстителям порядка, один из них достал из внутреннего кармана пиджака бордовую корочку и, развернув ее, представился:
-Майор Звягин. Мы из внутреннего…
-Слава богу, вы уже здесь! – перебил важного агента спецслужбы старший по смене Алексей. На радости он был готов броситься ему на шею и горячо расцеловать, после чего, передав все полномочия, убежать подальше из здания. Но майор не спешил их отпускать и начал расспрашивать с присущей выправкой по стойке смирно.
-Докладывайте. Во сколько обнаружили объект? Был ли еще кто-нибудь в контакте с подозреваемым?
-Э-э-э, - растерянно так. – Вообще-то это женщина…
-Мы в курсе, - с серьезным выражением лица сказал другой, так и не представившийся агент, скользя по сторонам  прищуренным взглядом.
-Обнаружили практически сразу после сообщения данных… звонка… описания… - запутался от волнения  Алексей. Он по-прежнему держал за локоть своего подчиненного парнишку. Тот в свою очередь изрядно побледнел и, казалось, вот-вот упадет в обморок.
-Сколько посетителей в комплексе? – сухо сказал майор, подняв руку и смотря на именные командирские часы.
-М-м-много, - уже заикавшийся Алексей, представил масштаб теракта.
-Много – это сколько? - спросил второй агент. Майор тем временем достал из бокового кармана пачку ментоловых леденцов от кашля и ловким движение отправил пастилку прямо в рот.
-Тысячи две… может быть больше…
-Ясно, - сказал Майор. - Главное не поднимать панику. Здание оцеплено. Начинать эвакуацию очень рискованно.
-Так что д-делать?
-Ждать. Не нервничать. Сейчас должен подъехать наш специалист по переговорам, - майор, успокоив ребят, отошел в сторону и достал телефон. Нажав на три кнопки – справочник, найти и вызов, - он старался практически не материться:
-Где, черт возьми, Пожарский?! – из-за шума пришлось чуть ли не кричать. На другом конце линии что-то несуразно пытались объяснить.
-Давайте его быстрее сюда! Перекройте центральную улицу!
Вернув мобильный в карман брюк, он подошел обратно к своему коллеге по секретным и особо важным делам, и что-то нашептал на ухо. Тот лишь молча кивнул и обратился к Алексею:
-Когда начнутся переговоры, постарайтесь как можно больше вывести посетителей из здания под любым предлогом.
-Хорошо. Будет сделано! – собравшись, Алексей наконец отпустил парня и отправил его передать остальным приказ. Тот незамедлительно убежал, словно длинноногая газель по пустынной степи. В комплекс никто уже не мог войти внутрь, но теперь нужно было придумать, как вывести остальных. К невезению охраны, двери в большой зал открыли, и  оттуда лениво вышли пожилые уборщицы в рабочих синих халатах из грубой ткани. Затем стройные улыбчивые девушки на турникетах стали запускать заждавшихся зрителей. Все смиренно построились в колонну по два и по очереди начали проходить во внутрь, поднося билеты со штрих-кодом к сканеру. Пикая, турникет поворачивался, запуская человека, затем следующего, и следующего, пока не забился почти полный зал. После последнего вошедшего двери закрыли, и киномеханик включил  обязательную  рекламу, предшествующую фильму. В фойе осталось не так много народу.  Перед кассами очередь визуально поубавилась. Те, кто купили билет, решили выйти на свежий воздух и покурить до начала фильма, но стоило им шагнуть за порог выхода, как их быстро уводили за ограждающую желтую линию, натянутую по периметру здания. Майор стоял за колонной и не отводил взгляда от подозреваемой женщины. Она одиноко сидела за столиком и не спеша пила уже остывший кофе с рассыпчатым вишневым чизкейком. Затем у нее зазвенел телефон. Она поставила на столик свою сумочку и, долго роясь, достала его. С улыбкой ответив на смс, женщина положила телефон рядом на столе и продолжила пить кофе. Наблюдающий за этим майор уже изрядно вспотел. Шелковая рубашка неприятно прилипала к спине. Носовой платок, которым он вытирал пот со лба, можно было хоть выжимать.
Так все продолжалось какое-то время, пока быстрым шагом, буквально впопыхах к майору не подошел высокий брюнет. На вид ему было лет тридцать  или тридцать пять. Подойдя, он пригладил растрепанные волосы рукой, набрал полную грудь воздуха и с офицерской выправкой, но с какой-то издевкой нехотя доложил, как следовало по уставу:
-По особо важному…
-Почему так долго?! - чуть не крича, взорвался майор. Рядом стоящая парочка влюбленных косо посмотрела на оперативников. Осекшись, майор сбавил тон. – Тут дорога каждая секунда.
-Движение на мосту практически парализовано,  - соврал Пожарский. На самом деле он был на дне рождении одного своего очень хорошего знакомого, который в момент звонка наливал очередную рюмку дорогого коньяка.
-Справишься? – теперь уже как-то по-дружески стал говорить майор.
-Сделаю все, что в моих силах, - убрав улыбку с лица, он на мгновение задумался. – Вкратце обрисуйте обстановку.
-Полчаса назад поступил анонимный звонок. Нам сообщили о предполагаемом теракте. Затем дали приметы женщины, которая должна быть в этом кинотеатре.
-Ясно, - уже волнуясь, представляя, как у нее вокруг талии повязан динамит, он цокнул языком. – Где объект?
-В центре за столиком, шатенка в фиолетовой кофточке.
-Понял. Я пошел, - и не дождавшись дальнейших распоряжений, знатный ловелас и внештатный специалист по переговорам  направился к обозначенному столику. Он старался идти уверенно и ровно, но почему-то получалось не очень успешно. Подойдя к столику, Пожарский встал напротив и накрыл своей могучей тенью смотрящую на него снизу возможную шахидку. Удивленно хлопая большими глазами, женщина растерялась. Он тоже растерялся на несколько секунд, и получилась весьма неловкая ситуация.
-Позвольте, - наконец решившись что-то сказать, он отодвинул стул и вальяжно сел, скрестив ноги под столом.
-Присаживайтесь, - как-то неуверенно произнесла женщина, внимательно изучая его
-Михаил, - представившись первым пришедшим в голову именем, Пожарский посмотрел на нее раздевающим взглядом.
-Ирина, - с подозрением ответила она.
-Очень приятно, - он начал медленно поглаживать ладонью поверхность стола и затем улыбнулся. – Ирина, не сочтите за лесть, но вы самая красивая женщина из всех, что я когда-либо встречал.
-Спасибо, - заинтересованно взглянув на него, Ирина изящно поправила волосы рукой. – А вы, Михаил, наверное, всем дамам такие вещи говорите.
-Обижаете, - насторожился он. – Я если хотите знать, скажу вам по секрету, давно за вами наблюдаю.
-Правда? – приятно удивилась она.
-Чистейшая. Как только вы пришли в кинотеатр, я заметил вас и… даже не знаю, как описать, - задумавшись, он посмотрел на ее губы. Едва заметные микродвижения ее губ, приковали его взгляд, - понял, что вы та самая.
-Прямо та самая? – засмеялась она, с иронией думая, что к ней клеится очередной казанова, который использует избитые фразы из глянцевых журналов для мужчин.
-Конечно, - улыбаясь, лже-Михаил теперь посмотрел на область декольте, жалея, что на ней была надета наглухо закрытая кофточка. Далее мысленно, уже включая профессионализм, он попытался представить, где же у нее может быть бомба. Судя по плотно облегающей кофте, на ней не было никакого пояса со взрывчаткой и даже лифчика. Едва заметные, торчащие соски выдавали ее. «Может быть, в сумочке?» - подумал он. Конечно, он был не специалистом в таких делах и мог ошибаться, поэтому решил действовать еще с большей осторожностью.
-Ой, насмешили вы меня, - якобы смахивая слезы от смеха, она бегло посмотрела на часы.
-Куда-нибудь спешите?
-Да скоро должна подойти подруга. Мы с ней собирались в кино.
-Тогда позвольте я составлю вам компанию и расскажу о чем-нибудь интересном, дабы такая прекрасная дама не скучала, - не поверив в ее легенду про подругу, Пожарский едва заметно пододвинул стул поближе и чуть наклонился к собеседнице, словно принимая удобную стойку, перед тем, как накинуться на дичь.
-Я только за! – снова засмеялась она. – Расскажите лучше, Михаил, о себе?
-А что вас интересует? – обратно сев нормально на стуле, облокотившись об спинку, он был обескуражен ее ходом. Сейчас в этой словесной шахматной партии дама сделала неожиданный ход, который позволил избежать очередную заготовленную психологическую вилку.
-Ну, например, что такой красивый мужчина делает в кинотеатре один и почему выслеживает беззащитных женщин, - стараясь подшутить над ним, она прищурила правый глаз. Теперь Пожарский думал, подмигнула ли она ему или просто показалось.
-Могу аналогичный вопрос задать и вам, - оттянув пару секунд, для того чтобы придумать что ответить, он отвел взгляд. – Решил тоже сходить в кино, да. Что ж мне теперь искусством не наслаждаться, коли с женой развелся.
-Так вы разведены…
-Уже как полгода, - перебив, резко вставил он.
-Сожалею, - посерьезнев во взгляде, Ирина опять поправила волосы.
-Да что вы! – махнув рукой, он пошутил: - Радоваться надо! Столько лет жил с ужасным человеком. Все для нее делал, а она тайно изменяла мне.
-Вы, я смотрю, так легко об этом говорите. Рада, что уже не вам не больно. Сама я до сих пор переживаю последствия развода. Сейчас полегче, конечно, но все равно временами тяжело.
-Мне нравится одна фраза, выграненная на кольце Соломона: «Все проходит и это пройдет», - примерно вспомнив прочитанный в интернете афоризм, он пытался дальше анализировать случайно полученную информацию о ней. «Значит, в разводе и переживает. На этой почве решила всем отомстить? Не носит нижнего белья – значит бунтарка. Могла легко пойти на такое. А может тоже лжет? Хотя вроде зрачки говорят об обратном» - рассуждал он, примеряя на себя любимую роль Доктора Хауза.
-Согласна, - уже с грустью в голосе, - время лечит. Рубцуются любовные шрамы, и жизнь заставляет двигаться вперед.
-Хорошо сказано! Обязательно вспомню эту фразу, когда начну писать очередное эссе, - чувствуя, что действительно нужно двигаться дальше в разговоре, он перевел тему. «Время может быть ограничено. Раз она смотрела на часы, значит, есть условленное время. Нужно спешить!»
-Вы писатель? – приятно удивилась она.
-Ну так, иногда пописываю,- пригладив волосы рукой, Пожарский улыбнулся.
-Ой, как интересно! А про что пишите?
-Это что-то типа смеси юмора, интеллекта и цинизма...
-Будоражащая смесь! – рассмеялась она грудным смехом.
-Хотите почитать? – с располагающей улыбкой спросил он.
-Возможно, - игриво ответила она.
-Тогда, Ирина, у вас два выбора. Провести этот прекрасный вечер у меня дома, окунувшись в море нежности, сладкого вина и искусства. Либо провести в холодной постели и в гордом одиночестве.
-Заманчиво, - немного удивленная столь резким напором, Ирина на мгновение задумалась. – Может быть чуть позже.
-Прощу прощения, если в моих словах прозвучало что-либо непристойное, поверьте, я без всяких умыслов, - начал оправдываться он.
-Да все в порядке. Я уже взрослая девочка, - снова звонко засмеялась она. – Хотя, конечно, с определенными моральными устоями.
-Еще раз прошу прощения…
-А если я приемлю только секс после замужества? – начала она с ним в шутку играть.
-Ради такой красивой женщины я готов снова вступить в брак, - принимая дуэль, Пожарский пролистывал разные возможные сценарии, ища подсказку, что делать дальше.
-Ой, скажете тоже, - покраснев от смущения легким румянцем на лице, женщина вертела в руках полупустую чашку. – Мне вот всегда было интересно, когда мужчины так вот знакомятся, неужели они ничего не боятся?
-Стесняюсь спросить, а чего нужно бояться? Вы меня покусаете? – шутя, он краем глаза увидел стоящего в толпе майора. Тот нервно массировал свое запястье. Неформальный намек, что совсем скоро последует приказ брать подозреваемую. Оперативники в штатском были совсем рядом. Они старались не выделяться: кто-то стоял со стаканом колы, кто-то якобы изучал афишу, но всех их выдавал настороженный взгляд. Каков бы ни был профессионал, у него всегда есть место внутри для сомнения и страха.
-Ну всякое возможно, - широко улыбнувшись, - вдруг у женщины есть ревнивый муж – боксер или трое детей? Ну или… даже и не знаю что придумать, допустим она какая-нибудь извращенка?
-Для меня существует только два извращения – это хоккей на траве и мужской балет, - теперь уже он широко улыбался.
-Понятно все с вами,- оценив юмор, Ирина опять посмотрела на часы. – Ну сегодня у меня день экстрима, поэтому возможно все!
-В каком плане? – настороженно, - день экстрима?
-Это придумал мой психолог. Раз в две недели у меня загрузочный день!
-Может, разгрузочный? – переспросил он.
-Нет, именно загрузочный. День, когда я получаю яркие эмоции, адреналин, если так можно это назвать.
-И зачем вам это? – скептически Пожарский подумал над тем, что она ему сказала.
-Из-за работы. Она меня угнетает. Все так монотонно и рутинно. Поставки, звонки и куча пыльных бумаг, лежащих стопкой на столе. Как-то так.
-И помогает… этот день?
-Конечно! Я постоянно жду, когда же настанет обведенный желтым маркером день в календаре. Сперва я тоже относилась с сомнениями к этой методики, но стоило только попробовать, как я поняла, что жить без этого не могу. Первым был прыжок с парашюта. Затем с тарзанки. Потом нужно было предложить секс незнакомцу или украсть какую-нибудь безделушку в магазине.
-А сегодня какой экстрим? – перебив ее радостные воспоминания, он цокнул языком.
-Перед приходом я позвонила в милицию и сообщила, что замышляющая что-то нехорошее дама, похожая на меня, будет в этом кинотеатре.
-И как… - уже ничему не удивляясь, Пожарский помассировал лоб, - какие ощущения?
-Да никаких, - расстроено она надула губы и помотала головой. – Нерасторопные у нас службы. Ну или не восприняли мой звонок в серьез.
-Ну да, - только и сказал он, повернув голову в сторону майора. Все оперативники, разумеется, подслушивали разговор, но продолжали ошарашенно стоять на позициях, ожидая дальнейшего приказа от руководства. Майор показательно повертел у виска, плюнул и с оттенком сочувствия произнес: «Дура». Затем с бравой выправкой и медленным шагом направился к столику.
-Знаете, Ирина, сейчас все же вы получите долю своего экстрима, - подняв взгляд, Пожарский с ухмылкой о чем-то подумал.
Отодвинув стул, он встал и подмигнул все еще ничего не понявшей любительнице острых ощущений. Повернувшись к ней спиной, Пожарский решил, что все же успеет вернуться на день рождения своего очень хорошего знакомого, пока не выпили весь коньяк. Направляясь к выходу, он с иронией засмеялся, представляя разговор майора с этой несчастной. И такое в мире бывает. Так рассказывал Пожарский…

Комментариев нет:

Отправить комментарий