среда, 24 декабря 2014 г.

На приеме

На приеме
В приемном зале одной из очень дорогих элитных гостиниц города в этот вечер собрались все сливки общества. Бизнесмены, политики, общественные деятели, журналисты – все выпивали игристое шампанское под живую оркестровую музыку. Леди были одеты в шикарные вечерние платья, украшенные сверкающими бриллиантовыми колье. Джентльмены же предпочли строгие, но в то же время стильные классические черные костюмы от именитых кутюрье. Каждый старался переплюнуть другого в пафосе и в своей важности, якобы невзначай кидая фразы: «Мы недавно вернулись из Парижа», «Сын с успехом поступил в Кембридж», «Дочку отправил жить в Монако, недавно кстати звонила, говорит что погода у них не ахти», при этом не выпуская из рук телефон «Верту» или звеня ключами от «Бентли». Каждый хотел казаться лучше, чем он есть, надувая в нужный момент щеки и высокомерно смотря на обслуживающих официантов, которые только и успевали бегать с подносами, принося халявные напитки и канапе. Большой длинный стол, накрытый бархатной бордовой скатертью, буквально ломился от всяких блюд, которые простолюдины называли деликатесами. Красная, черная икра была самой непопулярной закуской по сравнению с другими неописуемыми вкусностями, приготовленными шеф-поварами из Франции и Италии, которых специально командировали для этого вечера. Устрицы, лобстеры, разнообразные сыры и десерты, украшенные свежими фруктами, манили к себе порядком проголодавшихся гостей. В центре же стола красовался небольшой фонтан брызжущий коньяком «ХО», к которому периодически подходили пожилые депутаты, стараясь наполнить свои бокалы до краев.


Светский вечер был в самом разгаре. Вспотевшие музыканты только и успевали задавать темп уже подвыпившим важным персонам. Это был благотворительный вечер в пользу бедных детей сирот. Впрочем, повод гостей нисколько не интересовал, все хотели просто потусоваться в своем кругу. Высокие, накачанные силиконом молодые дамы игриво кокетничали с мужчинами, пока их толстые мужья критиковали никчемную власть и разваливающееся государство. Элиту общества ничто не интересовало так, как поиск возможности грамотного вложения своих средств и еще большего преумножения капиталов. Все пили, закусывали и заводили новые связи.
-Господа, - громким голосом сквозь шумный галдеж попытался обратить на себя внимание серьезный мужчина. – Хочу поблагодарить всех собравшихся на нашем благотворительном вечере. Напомню, что наши администраторы продолжают принимать пожертвования для сирот центрального района.
Призывно улыбающиеся девушки прошли с подносами для денег сквозь толпу, пытаясь выпросить хоть какую-то мелочь. Гости же в свою очередь шарахались от них, как от чумных, демонстрируя занятой вид и беседуя при этом с женами. Организатор язвительно подметил, что эти гости сожрали и выпили уже больше, чем пожертвовали на нуждающихся сирот.
В углу возле окна, собралась небольшая компания из молодых, но уже обеспеченных до самой смерти ребят. Бизнесмены поневоле, или как еще их называют в простонародье – мажоры, оживленно обсуждали новинки моды, хвастаясь своими эксклюзивными обновками, купленными в столице. Они презрительно скользили взглядами по «не продвинутым» гостям, критикуя их наряды, называемые не иначе как безвкусица и стыдоба.
И вот, немного опоздав, широко распахнув двери, в гостиницу вошел Пожарский. Ему, как важному гостю, была отведена особая роль выступить в качестве ведущего на благотворительном концерте. Едва пройдя несколько шагов, он вызвал бурю возмущенных эмоций у гостей, и не потому что ведущий опоздал, а совершенно по другой причине. Уже изрядно выпивши, Пожарский уверенным шагом направлялся в сторону сцены, чтобы начать вечер с вступительной речи, которую он так долго заучивал. Одетый в строгий светлый костюм голубоватого оттенка и белоснежную рубашку, он выглядел ничуть не хуже напыщенных гостей,  если бы не одно но  -  его туфли были вымазаны в дерьме, а на плече виднелся след от голубиной бомбардировки. Пробираясь сквозь негодующую толпу, он смотрел на всех этих людей свысока  -  как на грязь под ногами. Беспардонно отодвинув в сторону крутых банкиров, сверкающих лысинами, Пожарский наконец поднялся на сцену.
-Здравствуйте. Здравствуйте все, - поздоровавшись в фонящий микрофон, он шмыгнул носом и осмотрел толпу. – Рад приветствовать на нашем вечере, - язык его уже порядочно заплетался, - но сразу говорю, что после окончания концерта, автографы давать не буду!
-Позвольте, а кто вы собственно такой? – низким голосом спросил седой мужчина с пенсне, похожий на индюка.
-А вы что, меня не читали? – насупившись, он посмотрел на лица гостей, которые и понятия не имели, кто такой Пожарский. – «Белое танго», «Грязные сказки», «Так рассказывал Пожарский», в конце концов? Бестселлер номер один в стране и вы его пропустили? Любимая между прочим книга Путина.
-Да точно! – кто-то якобы вспомнил, что читал отзывы в газете про эти книги. – Он знаменитый писатель, - кивая и перешептываясь между собой, другие подхватившие старались не показывать свою безграмотность. – Он как Пелевин или этот… как его... Минаев, во!
-Тише, прошу, - попытался он успокоить галдевший зал. – Я рад что вы не совсем тупые и читаете хорошие книги, но давайте вернемся ближе к теме вечера. Так вот, про концерт…
-Позвольте, но почему у вас туфли в дерьме?! – нашелся один смелый и бесцеремонно спросил наглого ведущего.
-Что?- удивился он, и затем посмотрел как ни в чем не бывало на испачканные туфли. – Ах это… Так мода сейчас такая. Последний писк от «Дольче и Габбаны». С Милана только вернулся, с презентации книги, где прямо у них и купил за три штуки баксов. Материал – синтетический кал. Новый писк. Винтаж. Даже хипстеры в таких ходят. Так ведь парни? – обратился он со сцены к молодым знатокам трендов.
-Я что-то подобное читал в журнале, но не знал, что это уже вошло в моду, - неуверенно заметил парень, смахивающий на обкуренного Курта Кобейна. – Такой своеобразный протест.
-Да, - кивнул Пожарский, вернув себе внимание аудитории.
-А пиджак? – опять кто-то смелый выкрикнул, перебивая.
-Это? – он смахнул след от голубиного помета с плеча. – Фишка такая. Там же купил, у какого-то Версаче. Давайте лучше начнем наш вечер, а то что мы все обо мне да обо мне. Мне нужно было сказать целую речь подготовленную организаторами, но я все забыл, поэтому позвольте просто представить ультрамодную джаз группу «Вечный нуар». Поприветствуем!
Под вялые аплодисменты, Пожарский спустился вниз к гостям, при этом ловко подхватив с подноса официанта бокал шампанского. На сцену вышла высокая худощавая женщина в черном платье, а следом за ней мужчины с инструментами. Разогревшись с контрабаса, заиграла ритмичная мелодия, которую прокуренным голосом подхватила солистка. Тем временем, Пожарский догонялся игристым и пытался завести беседу с милыми дамами.
-Хочешь личный автограф? – подмигнув, спросил он молодую пышногрудую брюнетку.
-Право даже не знаю, - посмотрела она на своего недовольного мужа. – А можно?
-Для тебя все что угодно! – засмеялся Пожарский, заметив своего старого друга, знаменитого телеведущего. – Привет! А ты здесь какими судьбами?
-Здарова! – радостно протянув руку, он похлопал его по плечу. – Да передачу снимаем. Типа про элиту города. Вот интервью сейчас будем брать. А ты смотрю сегодня самый модный, - засмеялся он. – Весь эфир твой.
-Будут интервью брать, - услышавшая краем уха разговор между ними, светская жена толкнула в бок своего супруга. – По телевизору покажут!
-Подумаешь, - зевнул муж. – У меня постоянно берут интервью как у директора металлургического завода.
-Ты не понимаешь! – запричитала она. – Это отличный пиар! Нас вся Россия будет смотреть! Боже, а я одета как лохушка!
-Скажи пару слов о вечере  в камеру, - попросил Пожарского друг-телевизионщик, протягивая микрофон. – Как вам вечер?
-Довольно знаете ли весьма помпезно и с долей иронического снобизма сегодня собрались все эти люди, - сам не понял, что хотел сказать, он шмыгнул носом, потерев ноздрю, как бывалый кокаинщик.
-Как обстоят дела с благотворительностью? – продолжил друг брать интервью с серьезной интонацией корреспондента. – Много уже удалось собрать денег?
- Знаете, наверное нет. Разве с этих крохоборов что-то можно взять?
-А сами вы пожертвовали на благо детей?
-Вот это вопрос интересный. Мне в таких акциях всегда интересно добраться до сути.
-Что вы имеете в виду?
-Ну вот смотрите. Задайте несколько вопросов. К примеру для каких детей? Какого детского дома? Зачем им эти деньги, на что пойдут? Вы видели этих детей? А кто организатор вечера? Вы знали, что Рустам Амагдаевич, который пригласил нас всех, раньше сидел за экономические преступления? Но людям важно чтобы на рекламе был нарисован голодный парнишка и вкусно кормили на приеме.
-Вы как всегда все очень специфично разъяснили нашим телезрителям, - уже как бы шутя, ведущий решил перевести тему. – Насколько я слышал, недавно состоялась презентация вашей новой книги в Милане. Что можете рассказать про свое новое произведение?
-А что рассказать? Все было круто. До сих пор отмечаю.
-Ясно. Спасибо большое, - оператор выключил камеру и в нетерпении чуть ли не побежал к накрытому столу, видя, что гости как коршуны уже расхватали все вновь принесенные канапе с икрой.
Тем временем слух о журналистах со столицы распространился подобно дыму от костра. Все засуетились, понимая что можно засветиться на Первом канале. При этом они косо посматривали на пьяного писателя, который опять полез на сцену объявлять новую музыкальную группу. Теперь его странный вид им перестал казаться чем-то вызывающим. Плевать, что туфли в дерьме и испачкан пиджак, раз он вел себя непоколебимо уверенно - значит действительно так стало модно. Кто их знает, этих заграничных кутюрье, которые совсем уже зажрались. Дальше все распространилось подобно прогрессирующему вирусу и через какое-то время, некоторые решили что они не чуть не хуже, всяких столичных писак и выйдя на улицу стали искать на газоне собачий помет. К их благу неподалеку было облюбованное место всех собачников в округе, где оставалось много материала для простора дизайнерской мысли. Осматриваясь вокруг, чтобы никто не видел, какой-то джентльмен в строгом фраке чуть ли ни с разбегу наступил на заминированную какашку. Потоптавшись на месте, и потерев друг об друга бока туфель, он со спокойной душой и довольным видом, вернулся на вечер. Через несколько минут, другие стали брать с него пример, ибо это был сам мэр города, которого все любили и уважали. Самые продвинутые даже поймали голубя и решили дополнить комплект модных фишек на пиджаке, тряся бедное испуганное пернатое и слегка надавливая ему на живот. После всех проделанных усовершенствований над гардеробом, эти господа были довольны что теперь они не хуже зазнаек итальянцев, и уж тем более круче французов. Каждый второй уже ходил подражая Пожарскому, игнорируя запах, идущий от испачканных туфель. Теперь почти каждый был моден и не стыдился давать интервью. Кстати на следующий день на полном серьезе в нескольких газетах написали об этом статью, в которой журналист описывал новые тенденции, словно он сам побывал на показе от «Дольче и Габбаны», а все потому, что несколько редакторов были на этом вечере и так же в качестве исследования мазали себе туфли. Им понравилось диковинная фишка, да так, что не жалко было первой полосы. И мало уже кого интересовала правда, что такой вид Пожарский получил чисто случайно, когда пытался затащить в кусты скромную официантку с четвертым размером груди. Проклиная собак и тупых летучих засранцев, он и не и мог представить, что станет законодателем моды.
Вечер продолжался. На сцене уже выступал мужчина, красиво играя на саксофоне. Фонтан из «Хеннеси» почти весь выпили, а остатки икры прикарманили официанты, аккуратно сложив провиант в пластиковые контейнеры. Перед объективом камеры мелькали довольные лица важных персон  - они давали интервью, хвастаясь своими заслугами и бодро высказываясь о бескультурье народа в целом.
После нескольких выпитых финишных стаканов виски, Пожарский отключился. Наутро он проснулся с жуткой головной болью. Продирая слипшиеся глаза, он с хрустом повернул шею и увидел лежащую голую девушку рядом. Она уже давно проснулась и улыбаясь заигрывала с ним.
-Доброе утро, - мило сказала жгучая брюнетка. – Как спалось?
-Ой, - вздохнул Пожарский, морщась от мерзкого привкуса во рту. – Ужасно так. Ты даже не можешь представить, какой мне треш снился. Как будто я был на благотворительном приеме и каким-то образом заставил всех делать безумные вещи, - помассировав лоб, он всмотрелся в эти карие глаза. – Подожди… а ты кто?
-Ну ты даешь, - засмеялась она. – Я Ольга! Мы с тобою познакомились прошлым вечером. Ты мне обещал автограф дать!
-Ммм, - промычал он и, отвернувшись, ухмыльнулся, вспоминая про свои «дизайнерские» туфли…

Комментариев нет:

Отправить комментарий