понедельник, 22 декабря 2014 г.

В ожидании любви

В ожидании любви

Поздняя ночь. В ожидании самолета, возле «зеленого коридора», крупная, средних лет женщина, провинциального типа, присела на краешек чемодана. В переполненном зале, становилось очень душно, и путешественница принялась активно махать на себя каким-то журналом. Ее каштаново-красные волосы, были неопрятно уложены, но гармонично сочетались с бордовой кофточкой.
-Тоже в Турцию собираетесь? Отличное место для молодоженов, - улыбнувшись, женщина продемонстрировала свой золотой зуб.
-Да. Говорят отличная страна,- ответив, я обратил внимание на ее коричневые полусапожки. Мне никогда не нравилась, грязная, поношенная обувь.
-Не то слово. Тепло, красиво. Страна возможностей. Как говориться, все, что происходит в Турции, там и остается, - громко похохотав, она стряхнула капли пота со лба. Вышел представитель туристической компании и громко объявил, что посадка самолета задерживается, следовательно - регистрация сдвинется на два часа. Народ начал активно высказывать свое недовольство, на что представитель, просто развел руками и быстро удалился к себе в кабинет.
-Плохо. Не отпускает нас, наша страна, - пошутил я, чтобы хоть как-то разрядить нервную обстановку.
-Не говори. Как всегда бардак в стране. Толи дело, у них там аэропорт. Все быстро, четко. Все вежливые. А тут даже посидеть негде. Чтоб их на санках прокатать,- выругалась собеседница, гневно посмотрев на проходящего мимо таможенника.

-Так всегда. Ну, ничего, немного дискомфорта, затем море, солнце, песок.
-Этого добра там действительно полно. Каждый в этой стране, находит что-то свое. А вы зачем туда едите? – спросила женщина, внимательно всматриваясь мне в глаза.
-Даже и не знаю. Туризм, наверное. А зачем туда можно ездить? – с ухмылкой, спросил я.
-Ну, милок, это каждый по-разному. Обычно туда ездят, за шмотками, кожей. Самые ленивые, едут тушку, на солнце погреть. Некоторые, по привычке или из-за дешевизны путевки. Куда еще можно за пятьсот долларов то съездить, где все включено? Вот именно. В Турцию. Пройти все эти перелетные мучения, и ты считай в раю, - радостно описывая нам все прелести своего любимого курорта, женщина о чем-то мечтала. Наверное, мысленно, она находилась уже в этом раю.
-Понятно. А вы с какой целью путешествуете? – я спросил без всякой мысли, и посмотрел на ее большой чемодан. Рядом еще стояла приличных размеров сумка. Мог поспорить, что по весу, она не прошла бы в ручную кладь.
-А я за любовью еду, там мужики ууух какие! - сказала она, красноречиво подмигнув густо накрашенным глазом.
-П-п-прошу прощения?
-Турки хорошие любовники. Страстные, внимательные. А как ухаживают за женщиной – просто прелесть. У нас в городе, я проводницей в поезде работаю, редко подворачивается случай, достойного мужика встретить. Муж был, да и то спился. Год работала, откладывала деньги. Вот отпуск взяла, дочку у бабушки оставила, и решила рвануть. Гори, думаю, оно все огнем. Нарядов кучу набрала, вечерних платьев. Я ведь уже, четыре раза в Турции была. Два раза в Кемере отдыхала, один в Аланье, и потом в Кирише. Уже все их местные обычаи выучила, язык стала немного понимать. Они такие галантные, скажу я вам. Помню Махмед, до сих пор, кстати, переписываемся, такой интересный мужчина. По прилету, обещал встретить, - не отводя взгляда, я ошарашено продолжал слушать,- Была бы моя воля, осталась там навсегда. Устроилась бы в магазин, продавщицей. Там кстати, сейчас уже много русских женщин так работает. У них такие двух этажные домики, на первом этаже магазинчик, а на втором, живешь. Удобно, на работу не нужно далеко ездить. Постоянно тепло, фрукты, ой, можно прямо по улице идти, срывать и кушать. Пахвала их - просто вкуснотища. После нее, правда, несколько килограмм набираешь, но ничего страшного, на море все калории сожгутся.
-А как же дом? – попытался возразить я. – По Родине скучать не будете?
-И что мне эта родина? Днями вкалывать за двенадцать тысяч, а вечерами варить, стирать? Муж - пьяница? Дочка - двоечница? – нервно махнув рукой куда-то в сторону… то ли дома, то ли мужа, она глубоко вздохнула, - я же не железная. Не такой я жизни для себя хотела, как люди жить хочу, не так.
-Простите, как я вас искренне понимаю, - к нам повернулась другая женщина, белокурая, с маленьким ребенком.- Извините еще раз, я невольно подслушала вас разговор. Как же я с вами согласна. Вы не поверите, но я еду за тем же самым.
-Женщины из России, едут за мужиками в Турцию. Довел же страну Сталин,- вспомнив ироничную цитату из одного блога, не зная смеяться или плакать, мысленно подумал я.
-Ой. А вы сколько раз были в Турции? – спросила проводница поезда, новую знакомую по интересам.
-Три раза была. Столько впечатлений, вы просто не представляете! – радостно заявила белокурая женщина, поправляя вязаную шапочку, на дочке.
-Ути какая лапушка. Сколько тебе годиков? – нагнувшись, снова оголив свой золотой зуб, несчастная женщина, потеребила за щечку, уставшую девочку.
-Пять лет уже нам. Большие мы,- ответила за нее мама.
-Как замечательно. Вдвоем летите? А папа где?
-Папа. Папа в долговременной командировке. Да доча? – привстав, шепотом на ушко, она поделилась с рыжеволосой, - бросил он нас, два года назад.
-Ой. Батюшки. Бывает. А я первого мужа сама бросила, когда сел он, по пьяни. Ладно, не будем вспоминать.
-Простите, за нескромный вопрос. А вы чем по жизни занимаетесь? – с любопытством поинтересовался я. У белокурой женщины, было очень интеллигентное лицо. Ее манеры и разговор, демонстрировали культурную и духовную воспитанность. Она была очень хорошо, физически сложена, явно следила за фигурой и у нее была широкая, белоснежная улыбка.
-Я заведующая стоматологической клиникой. Когда-то преподавателем была, в мед. колледже, но  зарплата, сами понимаете...
-Всякое бывает. Я вообще по образованию ветеринар,- с хвастливой гордостью сказала рыжеволосая, - и тоже сложилось, не так, как загадывала.
-Жизнь сейчас такая. А вы, в какой отель едите? И надолго? – спросила белокурая.
-AGD Hotel в Белеке. На двадцать дней взяла путевку, чтоб наверняка.
-Ой, мы тоже с дочкой в Белеке будем, только отель другой. Мы на две недели летим. Устану с ребенком сильно долго в другой стране.
Не выдержав, до этого сидевший рядом, пожилой дедушка, всячески игнорировавший наш разговор, повернулся к нашей компании лицом, и недовольно произнес:
- За вас мы когда-то воевали, а вы к изменникам, за женихами едите! – по наполированному, блестящему знаку на груди, я понял, что дед ветеран войны. Он был седовлас, и с мутными глазами. Сплетение старческих морщин на лице отражало нелегкую судьбу и душевные переживания.
-При всем уважении к вам, позвольте заметить, что не вежливо вмешиваться в чужой разговор,- тихим, спокойным голосом, сказала ему белокурая.
-А как тут не вмешиваться! Перед великим праздником, такое слышать! Завтра люди будут на параде, за ветеранов гордиться, за освобождение родины! Танки пройдут по красной площади! Сам президент, будет высказывать свою благодарность, а вы что творите, бесстыдные! – обиженный за отечество, дед продолжал что-то, сбивчиво от эмоций, говорить, изредка выкрикивая слово, - Позор!
-Пожалуйста, не волнуйтесь. На это надо проще смотреть, - улыбнувшись, успокаивающе сказал я старику.
-Да как на это смотреть?! Там другая страна! Совершенно другая религия! Это только по первости, они такие кавалеры обходительные. Обертка обманчива! – ветеран уже разозлился не на шутку, и продолжал, почти что кричать. Окружающие люди, с любопытством, краем глаза начали посматривать на нас. В зале ожидания, было по-прежнему очень душно. Каждый пытался  чем-то занять себя, чтобы хоть как то скоротать время. Некоторые играли в карты, другие, не переставая, болтали по телефону. Маленькие дети, бегали, играли друг с другом в прятки. Взрослые, семейные мужчины, собрались небольшой компанией, в буфете, и что-то бурно обсуждая, пили дорогое пиво, пока их жены, томились на неудобных пластиковых креслах, охраняя багаж.
-Ничего ты не понимаешь, дед! Твое поколение уже пожило. Дай нашему пожить,- перебила его рыжеволосая. Она сказала это с таким напором, что пенсионер ненадолго растерялся.
-Послушайте, давайте не будем ссориться. Все мы едим отдыхать, на солнце, море. Зачем ругаться? – спокойно и рассудительно, улыбаясь, сказала белокурая.
-Кстати да! А ты-то, дед, чего туда потащился, на старости лет? – нахально, с возмущением в тоне (на нас говоришь, а сам-то), добавила рыжеволосая, - к изменнику то? К вражескому народу?
-Не ваше это дело, - сказал ветеран, и, поникнув, отвернулся в сторону.
-Нет. Вы посмотрите на него! Сам переполошил всех, изменниками называет, а потом в кусты! – не отставала от него, рыжеволосая, продолжая повышать тон,- сам кричишь что позор, а туда же?
-Да что ты знаешь, про меня?! Боевого офицера! – подскочил с места старик, затем показательно схватился рукой за сердце, и медленно сел. Окружающие еще больше, стали обращать на нас внимание. Я посмотрел на него, затем на часы. Хотелось поскорее покинуть этот душный кошмар. После небольшой паузы, обиженный ветеран, продолжил, - Я к дочке еду. В гости. Она когда-то, как и вы – уехала на отдых. Через две недели приезжает, и рассказывает, что встретила  свою любовь. Настоящего мужчину. От любви, совсем потеряла голову. Развелась с мужем. Осталась одна, с сыном. Благо Андрей уже взрослый, только свою собственную жизнь начинает. А она, каждый вечер со своим Абдулой переписывалась по компьютеру. Общалась. Он ей такие красивые слова говорил. Что любит. Ждет.
Он опустил взгляд, и о чем-то задумался, по его лицу пробежала едва заметная тень, морщины углубились, черты лица стали резче. Две, недавно только познакомившиеся женщины, сидели и не осмеливались что-либо сказать. Я же, осмелился спросить:
-А дальше?
-Так несколько месяцев длилось. Бросила свою работу, продала квартиру и уехала к нему. Андрюша же, остался с отцом, - старик снова замолчал. Его плечи поникли, бурное негодование прошло, грусть осела в глубине белесых старческих глаз.
-Может она счастье там свое нашла? Может это любовь? – нарушила грустную паузу, рыжеволосая.
-Да разве это любовь? Она уже там три года живет, дочке их, двенадцатого мая, три годика исполниться. Она постоянно дома сидит, он ее ни во что не ставит. С родными своими даже не познакомил, говорит, что не поймут. Гулять от нее начал. Бывает что дочка с внучкой, днями не видят его.
-Так пусть его бросает! Уезжает обратно в Россию, - перебила белокурая женщина, которая с трепетным вниманием, слушала его историю.
-Да как же!  - старик опять глубоко вздохнул. Достав из внутреннего кармана, потертого от времени, пиджака, таблетки от давления, он выпил одну, и посмотрел куда-то вдаль,- Она пробовала, но он и клянется, что исправиться, и угрожает, что повсюду найдет ее и дочку отберет. Вот, в очередной раз в гости еду, навестить, подбодрить.
Я смотрел на этого седовласого, морщинистого старика, и мне искренне стало его жалко. Поистине, правду говорят - что наши поступки, грузом падают на плечи родных и близких.
Далее мы просто молчаливо сидели. Каждый думал что-то свое. Рыжеволосая проводница, продолжала махать на себя журналом. Интеллигентная заведующая, крепко обняла свою дочь, поцеловала, затем отпустила играть с другими детьми в зале. Малышня неустанно бегала, стараясь не споткнуться об расставленные вокруг чемоданы. Сидевшие в кафетерии, отцы семейств, уже изрядно напились, и стали всё оживленнее выкрикивать комментарии, смотря по телевизору футбольный матч. Время ожидания, тянулось неописуемо медленно. Мы продолжали сидеть и молчать. Так прошло два часа. На большом экране загорелись данные рейса. Объявили регистрацию. Все ожидающие, шумя, стали подходить и выстраиваться в очередь, чтобы как можно скорей пройти все нужные процедуры и наконец, улететь. Мы стояли почти самые первые. Перед нами было буквально несколько человек; уже пожилая пара, с взрослым сыном и высокий, плечистый мужчина. Все по очереди прошли, взвесили и сдали свой багаж, затем опять выстроились перед красной линией. Теперь предстояло пройти паспортный контроль. Через небольшое окошко, проходили по одному, предъявляли паспорт. В нем ставили печать, и отправляли на вещь-контроль. В общем, все очень муторно и долго. Спустя все преграды, весь народ оказался в зале ожидания. Оставалось еще двадцать минут, перед посадкой на самолет. Мы расселись, такой же группкой, как и перед регистрацией. Всем хотелось спать. Часы показывали - почти четыре утра. Ветеран, собирающийся в гости к своей дочери, поставил рядом, на седушку свою сумку, и облокотившись об нее, прикрыл глаза. Белокурая женщина, уложила к себе на коленки, свою дочку. Та немного поворочавшись, заснула крепким сном. Лишь рыжеволосая искательница турецкой любви, неподвижно сидела и продолжала о чем-то думать. Я посмотрел на нее, и попытался представить, ее жизнь. Неужели, правда, у нее так все серо и уныло, - подумал я.
-Товарищи, поторопимся на посадку. Уже подъехали два автобуса, которые доставят вас к трапу самолета, - громко объявила, полноватая женщина, и словно кондуктор, встала возле прохода и начала отрывать билетные корешки. Народ опять активно зашевелился. Теперь уже не было очереди, все просто хаотично пытались просочиться через дверь. Мы не спеша встали, понимая, что скоро пройдет ажиотаж, и можно будет пройти, без этой давки.
- Знаете что. Ну ее, к лешему, эту Турцию. Лучше с дочкой, в Краснодар съездим, к тетке погостить. А вам удачно отдохнуть, - рыжеволосая встала, и поспешно направилась в противоположную, от регистрации, сторону.
Одобрительно кивнув, я посмотрел ей вслед. Развернувшись, уверенным шагом, она отправилась назад, сквозь все эти окошки и коридоры. Оставшись, почти одни в зале, мы переглянулись.
-Товарищи, ну побыстрее. Вы же задерживаете всех. Пассажиры уже в автобусах, а там же холодно и дети, - поторопил нас, проходящий мимо мужчина в форме. Он не обманул. Выходя на улицу, я почувствовал дикий мороз. Казалось, что не май месяц, а самый разгар декабря. Мы зашли, в переполненный автобус, дверки захлопнулись и через несколько минут, все стояли возле трапа самолета. Поднимаясь по ступенькам, я смотрел на небо. Оно было чистым и безоблачным. Летная погода – как говорят летчики. Сегодня все пассажиры летят в Турцию, - иронично сказал я шепотом,-  и у каждого своя цель…

Комментариев нет:

Отправить комментарий