понедельник, 22 декабря 2014 г.

Странное знакомство

Странное знакомство

Я отчаянно бегу по мосту, чувствуя, как холодный осенний ветер вперемешку с выхлопными газами бьет мне прямо в лицо. Изо рта идет пар. Перепрыгивая грязные лужи, я стараюсь бежать трусцой и не сбиваться с темпа. Пешеходная дорожка, огражденная высоким бетонным бордюром, очень узкая и это понятно, потому что мало кто решит перейти пять километров, дыша газами от нескончаемого потока машин. По правую сторону от меня, за коваными перилами бурно течет глубокая река. Бросив взгляд вниз, я вижу рыбака, который на своей надувной лодке проплывает мимо, держа в руках натянутый спиннинг. На мгновение меня посещает фантазия, в которой я спонтанно перепрыгиваю и стремительно падаю вниз. Меня сносит течением, а от судорог сводит тело и я, захлебнувшись, иду ко дну. Отчаянно тряся головой, я ненадолго прогоняю суицидные мысли. По левой стороне с шумом навстречу проносятся машины, в лобовых стеклах которых я мельком вижу свое отражение. Мне кто-то даже сигналит, словно говоря: «Эй, дурак, ты совсем сошел с ума! Здесь не место пешеходам!».


Но я продолжаю бежать, тяжело дыша от усталости и чувствуя как неприятно колет в боку. Я расслабляю петлю галстука и, сняв его через голову, кидаю в сторону. Ветер подхватывает и несет его куда-то далеко над мостом. Разорвав пуговицы на воротнике рубашки, ладонью я смахиваю теплые капли пота со лба. Пиджак мне тоже мешает, но на бегу у меня не получается его снять, а останавливаться я не хочу. Преодолев несколько километров, я чувствую, как в кармане вибрирует сотовый телефон. На дисплее высвечивается: «Игорь», - мой лучший друг. Могу поспорить, что он потерял меня и волнуется, чтобы я не наделал глупостей. Игнорируя вызов, я швыряю мобильник через перила, прямо в реку, не останавливаясь ни на секунду. Машины проносятся с бешеной скоростью. Водителям плевать на ограничение в девяносто километром, они лишь сильнее придавливают педаль акселератора.  Я представляю, как запрыгиваю на бордюр и, раскинув руки, бросаюсь на дорогу. Скрипучий звук тормозов, сильный удар, искорёженный металл капота автомобиля и море крови – последнее, что я успеваю увидеть. Но пока я жив и здоров. Продолжаю бежать, жалея ни в чем не виновного водителя, которому бы не повезло сбить меня. Люди то ни в чем не виноваты. Представьте, что за рулем находились бы вы, спеша куда-то по своим делам, слушая приятную расслабляющую музыку по радио.

Запнувшись об торчащий железный прут прямо под ногами, я пытаюсь сохранить равновесие и не упасть. Но я падаю прямо на колени, чувствуя боль. Разодрав о шероховатый асфальт брюки, стиснув зубы, я бью со злости кулаком о бордюр.
-Эй, у тебя все в порядке? – притормозив возле обочины, спрашивает какой-то серьезный мужчина из приоткрытого окна, стараясь быть сознательным гражданином в бездушном мире. Наверное он заметил меня потому что ехал как положено, не превышая скорость, тем более я выделяюсь и привлекаю внимание, как проблесковый маяк в кромешной тьме.
-Уезжай! – лишь кричу я, смотря безумным взглядом. Наверное он думает что я свихнувшийся наркоман или «перегревшийся» менеджер, которому и помогать-то не стоит. Он закрывает окно и прибавляет ходу, удаляясь дальше по мосту.
Я встаю и машинально отряхнувшись продолжаю бежать. Наконец сняв пиджак, я и его кидаю прочь в реку. Немного побаливает правое колено и большой палец на ноге, но опять-таки я жив и здоров. А что если бы я насмерть ударился головой или упал прямо на очередной торчащий арматурный прут? Он проткнул бы череп насквозь, плавно войдя в голову, как раскаленный нож в холодное масло. Больно ли это? Успел бы я осознать последние секунды? Размышляя над этим, я обращаю внимание на низко летающих птиц. Это из-за атмосферного давления. Они парят под облаками, прогнозируя дождь точнее любых телевизионных синоптиков.
Сейчас мне безразлично все. Этот серый убогий мост, покрытый многолетней грязью. Эти мелькающие перила с уродливым узором из толстых прутьев. Проносящиеся машины мимо меня. Все не имеет абсолютно никакого смысла.
Буквально час назад я похоронил любимую жену. Мы вместе прожили шесть лет. Ее гроб уронили пьяные рабочие из похоронной службы, после чего по-быстрому присыпали сырой землей под плач всех собравшихся родственников и друзей. Похороны - мерзкая штука. Страшна даже не сама смерть, а именно процесс после. Ваше тело привезут к патологоанатому и положат на каталку, нацепив небрежно вырезанную бирку с номером на большой палец ноги, после чего вас закроют нестиранной и вонючей простыней. Привыкший ко всему патологоанатом доест свой бутерброд с копченой колбасой, посмотрит вашу карту и приступит к своей работе – вскрытию. Чтобы сделать официальное заключение и установить истинную причину смерти, вас вскроют как индейку на праздничном столе, доставая и дотошно осматривая каждый вынутый орган из грудной клетки. Сердце, печень, легкие – и это только начало.
Аккуратно зашив окоченелое тело, в нижней строке карты вам напишут якобы установленную причину смерти. Правда это или нет, уже никого не волнует. Умереть от тромба в тридцать шесть лет теперь считается нормальным.
Последнее, что я помнил - это наш с ней разговор по телефону. Я задерживался в офисе, но уже собирался домой, как получил от жены смс: «По пути купи молока и что-нибудь к чаю». Закрывая дверь и спускаясь вниз, я позвонил, чтобы уточнить, что именно она хочет -  торт, пирожные или печенье. Мы поговорили не больше минуты. Перед тем, как положить трубку, она заботливо сказала, чтобы я аккуратно вел машину, потому что было уже темно и шел дождь. Приехав домой, я застал ее бездыханно лежащей на полу.
Сейчас я продолжаю бежать и мне не хочется жить. Окружение потеряло какой-либо смысл. Я знаю, что со временем проходит все. Любовь, страсть, боль. Но сейчас я в это не верю. Не выдержав конца похоронной церемонии, я захотел убежать, чтобы не видеть как образовавшийся насыпной холм закидают искусственными венками.
Уже скоро, через несколько сотен метров мост подойдет к концу. Остановившись, я сгибаюсь, пытаясь отойти от одышки. Последний раз я так бегал только в институте на уроке физкультуры. Куда дальше? Дорога разветвляется в разные стороны. Большие новые многоэтажные дома стоят вдоль улицы. Прокашлявшись, я продолжаю бежать, свернув налево. Пробегая мимо припаркованных машин и пустынных дворов, я слышу женский крик:
-Мужчина! Мужчина, подождите, пожалуйста! – приятным голосом кричит высокая блондинка, приближающаяся откуда-то со двора. Она неловко пытается бежать на высоченных каблуках, чтобы догнать меня.
Игнорируя ее, я отворачиваюсь и продолжаю бежать в неизвестном направлении. Мало ли на улице сумасшедших. Сейчас мне ни до чего нет дела.
-Мужчина, ну постойте вы хоть на минуту! – переходя на жалобный тон, странная незнакомка продолжает упрашивать меня. Еще раз обернувшись, я рассматриваю ее ярко красные туфли и короткую юбку. Подняв взгляд выше, я не могу толком  разглядеть ее лицо.
Промолчав, я прибавляю темп, пытаясь оторваться. Свернув куда-то в подворотню, я наступаю в лужу, которая оказывается глубокой залитой ямой. Район вроде новый, а дороги как всегда хуже, чем где-нибудь в трущобах. Намочив и слегка подвернув ногу, я вижу скамейку возле подъезда, к которой, прихрамывая, незамедлительно направляюсь, чтобы передохнуть. Присаживаясь, я массирую голень.
-Вот вы где! – преследуя, блондинка приближается ко мне. На ней белая блузка с черной деловой юбкой. Мне кажется, что она только что из какого-то офиса. Выглядя как типичная глуповатая секретарша, женщина, улыбаясь встает передо мною, тяжело выдыхая пышной грудью.
-Что вам надо? – грубо говорю я.
-Для начала давайте познакомимся, - улыбается она.
-Зачем? – растерянно, задрав голову смотрю я на нее, разглядывая при этом грудь.  – Мне не нужны никакие знакомства!
-Тогда угостите девушку сигаретой?
-Нет. Я не курю.
-Жаль,- молчаливая пауза. – А можно вас попросить позвонить? Буквально один звонок, а то у меня села батарейка в телефоне.
-У меня нет мобильного, - задумываюсь я. – Теперь он где-то на дне реки.
-Ясно, - опуская взгляд, блондинка что-то шепчет себе под нос, - это сложнее чем казалось.
-Что вам собственно от меня надо? – готовый эмоционально взорваться, буквально кричу я.
-Ничего – ничего, - мотает она головой, чуть ли не смеясь. Просто хочу завести с вами разговор.
-С какой целью? - недоверчиво спрашиваю я, чувствуя ее приятный запах духов.
-Ну вот… просто так. Стою себе возле подъезда и вижу как красивый молодой мужчина бежит, дай думаю и познакомлюсь, - перетаптываясь с ноги на ногу, - а может вы меня пригласите в кафе, например?
-Это вряд ли.
-Тогда я вас приглашаю! – смеясь, она не отстает от меня.
-Послушайте, я не хочу вам грубить, но…
-Вы куда-то спешите? – с наигранной наивностью, продолжает. – Нельзя отказывать девушке, когда вас приглашают.
-Это еще почему?
-Неприлично! – шутя и, чувствуя что сдает наступательную позицию, она присаживается рядом, почти прижавшись ко мне. – Ну что вам стоит уделить мне немного времени?
-Мне некогда.
-А куда вы бежали? Можно я с вами?
-Зачем? – с удивлением спросив, продолжаю массировать голень.
-Ну я тоже бегать люблю!
-На шпильках? – язвительно подкалываю я.
-Так ведь на вас тоже не спортивный костюм, - шах и мат.
-Я не думаю, что это хорошая идея.
-Хорошая-хорошая, - смеется.
-Да и где здесь кафе?
-Как раз совсем недалеко! – вставая, она уже тянет меня за руку. – Очень уютное заведение с прекрасной кухней! Вы просто обязаны попробовать утку по-пекински!
Через несколько  секунд мы выходим со двора и направляемся в сторону застекленной офисной бизнес-высотки, на первом этаже которой находится кафе. Немного прихрамывая, я смотрю по сторонам, слушая оживленную речь этой женщины.
-Меня кстати Марией звать, - словно читая мои мысли, наконец представляется она.
-Угу, - киваю.
-А вас как? – с улыбкой, смотря мне прямо в глаза, спрашивает странная Мария.
-Константин, - вру я, чтобы просто от нее отвязаться.
-Правда? – нахмурившись, удивляется она. – Никогда бы не подумала.
-Почему? – спрашиваю я.
-Вам это имя совсем не идет, - быстро моргая длинными ресницами, она остановилась и тяжело вздохнув грудью, расстроенным тоном говорит, - Вы наверное врете! У меня очень хорошая интуиция.
-Возможно, - удивляюсь я. – Какая разница, как меня зовут?
-Тогда я вас буду называть Афанасием! – смеется.
-Лучше тогда Николаем, - раскрываю свое настоящее имя.
Эта Мария очень странная. Ее манера общения. Не умеючи пользуясь образом беспечной блондинки, она пытается подружиться со мною. Мы стоим возле входа. Я поднимаю голову и про себя читаю: «Bar&Gril» - 24 часа. Большие стеклянные двери автоматически разъезжаются в стороны, едва мы делаем шаг вперед. Обычная такая кафешка. Много-много столиков, сидящая молодёжь, потягивающая коктейли. Фоном играет какая-то странная музыка, смесь из лаунжа и джаза. Располагаясь возле окна, Мария садится напротив. Заметивший нас официант, высокий молодой парень с длинными волосами, бежит, держа в руках меню.
-Пожалуйста, - услужливо говорит он, раскрывая меню и протягивая мне в руки. Зажмурив глаза, я массирую их кончиками пальцев. Буквы по-прежнему расплываются, это давление или еще что-то, такое у меня бывает.
-Можно нам один кофе, ромашковый чай, утку по-пекински, два салата и… пока все, - видя что я не могу прочитать, заказывает Мария, продолжая изучать меню, листая страницы.
Кивнув, парень покидает нас.
-Ты что, пьешь ромашковый чай?
-Нет, - улыбается. – Ты пьешь. Кофе я думаю, тебе сейчас вредно.
-А мы уже перешли на ты? – под столом я снимаю туфлю и стараюсь как можно незаметнее подтянуть сбившийся носок, чувствуя как щиплет ушибленный палец.
-А вы против? – неловко говорит она, растерявшись.
-Да нет, - засовываю ногу обратно в туфлю, - не против.
-Вот и отлично, - обрадовавшись, она откуда-то достает пачку сигарет (я не помню, чтобы у нее была сумочка или карманы на юбке), раскрывает, достает спрятанную внутри пластиковую зажигалку и тонкую сигарету. – Ничего страшного, если я закурю?
-Курение убивает, - говорю.
-Ну все вредно в этой жизни, - смеется, поднося огонек к сигарете.
-Послушай, - устаю я от нашего бессмысленного диалога. – Что тебе надо? Ты вообще кто?
-Я? – стряхивает пепел. – Просто Мария, - смеется грудным смехом, еще раз стряхивая пепел прямо на пол.
-Ладно, просто Мария, - недовольно вздыхая, - что ты хочешь?
-Хочу?
-Ваш чай, - незаметно подходит парень с подносом в руках. Он ставит передо мною чашку чая, обходит, ставит пепельницу, косо смотря на курящую Марию. – Ваш кофе. Утка будет готова через десять минут.
Я делаю глоток, и только потом добавляю два кубика рафинированного сахара.
-Спасибо, - благодарит она хиповатого парня.
-Неплохое заведение, - говорю.
-Я же говорила, что здесь очень уютно, - улыбается. – Как ты себя чувствуешь?
-Прошу прощения? – отхлебнув глоток, я негодующе смотрю ей в глаза.
-Ты меня уже не помнишь, оно и понятно, учитывая при каких обстоятельствах, мы мельком виделись, - осторожно объясняет она. – Я из похоронной компании, занимаюсь организацией церемонии.
-Хм, - действительно, только сейчас я понимаю, что мы уже виделись в той небольшой конторке, где были выставленные образцы надгробий и фоторамок.
-Я наблюдала за тобою на похоронах, - отведя взгляд, она делает паузу, словно подбирая подходящие корректные слова. – И я знаю, что тебе сейчас очень больно.
-Сочувствие - это последнее что мне необходимо, - с ноткой злости в голосе говорю, уже жалея, что согласился пойти с ней в это кафе.
-Прости, если обидела тебя, - чистя едва заметное пятнышко на юбке, она не решается продолжить разговор.
-Все нормально, - говорю. – Скорее мне следует попросить прощения, что разговаривал весьма грубо.
-Я просто почувствовала, что мне нужно вмешаться. Увидев, как ты убежал с кладбища, не дождавшись конца церемонии, я последовала за тобою, сев в машину. Ты куда-то стремительно бежал, что мне стало интересно. На мосту я обогнала тебя, и решила любой ценой завести разговор.
-Ваша утка, - опять так же незаметно подкрался официант с подносом в руках. Поставив столовые приборы и тарелки с салатом, он разворачивает тарелку с зажаренной уткой ко мне.
-Благодарю, - вежливо говорит Мария. – Аромат-то какой чудесный.
-Я не голоден, - говорю. – Нет аппетита.
-Поешь,- уговаривает, - очень вкусно. Жирная пища помогает снять подавленность.
-А я не подавлен, - неуверенно отвечаю, - это другое.
-Тебе сейчас не следует оставаться в одиночестве, - говорит она. – Иначе все закончится плачевно.
-Знаешь, мне на это абсолютно наплевать.
-Самоубийство не выход, - спокойным тоном психиатра говорит Мария. – В смерти нет никакого смысла.
-Ты ошибаешься. Иногда смерть и есть смысл.
После моих слов мы молчаливо сидим и жуем жирную птицу, закусывая салатом. Оторвав ногу, я сдираю пересоленную кожицу и отрываю куски мяса с кости. Мария сидит и как-то странно смотрит на меня, о чем-то думая. Какое ей собственно дело до меня? Чего она так забеспокоилась и решила вмешаться? Все делается из-за чего-то, во всем есть свой скрытый смысл.
-Может, отправимся ко мне? – нарушая негласную минуту молчания, спрашивает она.
-Зачем? – протягиваю я.
-А тебе не все равно? – улыбается.
Действительно. Я шарю по карманам в поисках денег, чтобы расплатиться, но понимаю что бумажник был во внутреннем кармане пиджака, который наверное все еще плывет вниз по течению куда-нибудь на север. Махнув рукой, чтобы я не суетился, Мария достает кредитную карту из той же пачки сигарет, где предусмотрительно лежала зажигалка. Расплатившись, мы выходим на улицу.
-Пойдем во двор. Там припаркована моя машина, - говорит. Мы не спеша идем обратно, откуда и пришли, проходя арку расписанную граффити. Возле подъезда стоит небольшая черная машина «БМВ» первой серии. Мария деловито садится за руль, поворачивая ключ зажигания. Щелкая клавиши на магнитоле, я пытаюсь найти хорошую музыку. Тронувшись, мы сворачиваем, выезжая на мост. Куда мы едем, что будет дальше – меня не волнует. Она ловко маневрирует между машинами, умело работая рулем и механической коробкой передач, что большая редкость для девушки, тем более блондинки. Чувствуя легкий озноб (меня все же продуло), я смотрю в окно. Высокие дома, низкие дома, кирпичные, панельные, мелькают вдоль дороги.
Я любил свою жену. Она была самой прекрасной на свете. Мы всегда находили полное взаимопонимание. Любили одинаковые фильмы, читали одних и тех же авторов, вместе платили ипотеку и мечтали побывать в Европе. Но кто-то наверху решил, что мы не достойны счастья и, потянув за свои судьбоносные ниточки, забрал ее навсегда. Я последнее время был оптимистом по жизни, никогда не унывал. Как же такое могло произойти именно с нами?
-Мы приехали, - говорит Мария, паркуясь вплотную к обочине. Выходя, я смотрю на высоченную жилую многоэтажку. Мы поднимаемся по лестнице, заходим в лифт, моя спутница жмет на тринадцатую кнопку, и вот уже мы стоим возле двери. Поворот ключа, спекшийся воздух внутри, полумрак, задернуты шторы. Она подходит к окну и открывает раму, позволяя ветру проникнуть в спальню. – Присаживайся. Может быть еще чаю?
-Можно, - говорю, сев на край кровати. Мария выходит, оставив меня одного. Хорошая дорогая мебель, шелковые простыни, широкий плазменный телевизор - однако неплохо можно заработать на покойниках. На полке стоит множество книг. В углу лежит стопка глянцевых журналов. Смешной будильник в форме утки, мигает розовым цветом.  Нужно уйти. Какого черта я здесь делаю? Надо вернуться на мост и закончить задуманное.
-Чая не нашлось, - входит она, держа в руках бутылку виски и один стакан. На ней полупрозрачный халат, сквозь который я вижу белье леопардового цвета. – Думаю, тебе это не повредит.
Наливая виски в стакан, она протягивает его мне. Взяв стакан в руки, я залпом опустошаю его. Улыбнувшись, она садится ко мне на колени, лаская и скидывая халат. Сладко целуя, Мария уже расстёгивает рубашку на мне. Затем забирается рукой в брюки. Не сопротивляясь, я позволяю ей ласкать себя, понимая, что вот-вот она будет на мне сверху.
Под скрип кровати мы меняем позы. Она типичная ненасытная самка, которая пока не кончит несколько раз, не оставит партнера в покое. Я сжимаю ее упругие груди, вспоминая о жене. Ее громкие стоны наверняка слышны соседям сквозь толстые стены. Чувствуя, что приближается оргазм, она прибавляет темп. Еще. Совсем чуть-чуть. Ногтями царапает мне плечи.
-С вдовцами всегда самый классный секс, - говорит она, слезая с меня и валясь на бок.
Неожиданно у меня кружится голова. Перед глазами все расплывается. Я пытаюсь встать, но тело словно не мое, оно не слушается меня. Словно в бреду, я слышу игривый смех. Что она подмешала в виски? Похоже на какой-то сильный наркотик. Размахивая руками, я окончательно теряю координацию и как будто проваливаюсь вниз. Мне кажется, что я падаю в ту самую реку, медленно погружаясь ко дну, выдыхая последний воздух. За спиной сплошная чернота непроглядного дна. Паря в водной невесомости, я умиротворенно закрываю глаза, осознавая конец.
***
Задыхаясь, жадно глотая воздух, я просыпаюсь, с болью ударяясь лбом об потолок. На мне надета рубашка и брюки. Руки упираются в стенки. Ноги тоже. Спустя несколько минут, я понимаю, что лежу в тесном деревянном гробу. Пытаясь не поддаваться панике, я кричу во все горло. Где я? Как здесь оказался? Мария! Извиваясь, как испуганный червяк в спичечном коробке, я бью локтем в потолок. Крышка слегка поддается. У меня есть шанс выбраться. Надеюсь, меня закопали не слишком глубоко. Воздуха остается с каждой минутой все меньше. Становится тяжело дышать. Наверное, мне следует просто успокоится и принять судьбу. Ведь я же хотел умереть.
Но нет. Изо всех сил я бью руками в потолок, стараясь выбить крышку. Наконец, после нескольких неуспешных попыток, я переворачиваюсь спиной к верху и упираюсь руками в пол. Словно отжимаясь, я выдавливаю тонкий фанерный потолок. Всего несколько наспех вбитых гвоздей держали крышку. Отовсюду сыплется сырая земля. Преодолевая тяжесть, я продолжаю выбираться из могилы, карабкаясь наверх. Хорошо что земля рыхлая и не утрамбована. Прорывая путь к свету, я выбираюсь из свежевырытой могилы. Я стряхиваю землю с глаз и вижу то самое кладбище, где сегодня проходили похороны. Более того, моя могила находится рядом с покойной супругой. Специально для меня, была вырыта неглубокая яма, которую потом аккуратно присыпали дерном, маскируя место моего захоронения. Видимо, я не должен был проснуться.
-Значит, все-таки хочешь жить, - слышу я приближающийся знакомый голос. – Я в тебе не ошиблась, - Мария протягивает мне руку, помогая вылезти.
-Сейчас бы горячий душ, - спокойно говорю. – И вот теперь я голоден.
-Это не проблема, - улыбается она. – Любишь суши?
Отряхиваясь, я следую за Марией, садясь в машину и чувствуя какую-то невероятную легкость.

Комментариев нет:

Отправить комментарий