понедельник, 22 декабря 2014 г.

Кастинг

Кастинг


Наверное, у меня самая лучшая работа на свете. Я провожу кастинги. В фильмах для взрослых. Да, вы правильно подумали. Порно, порево, порнуха, называйте как душе угодно. Три года назад я пришел в эту производственную компанию, и боссы «DKW&VI» решили, что у меня талант в подобных вещах. Только не подумайте, что я снимаю эти фильмы. Нет. У меня нет ни режиссерского образования, ни знаний актерского мастерства. Я простой психолог, проработавший эйчаром  в крупной компании. По-простому говоря, набирал персонал, чем собственно я здесь снова и занимаюсь. Приличная зарплата, полный соцпакет и возможность хвастаться, что работаю в киноиндустрии. Ну а секс - это своего рода приятное дополнение. Как я в шутку называю - поощрительный бонус. Каждый день ко мне приходят десятки девушек, искренне желающих попасть в этот бизнес. Кто-то из них уже с опытом, кто-то только решает попробовать свои силы. Моя задача понять, насколько человек стрессоустойчив и может раскрыть свой потенциал. Только дилетанты считают, что в «клубничных» фильмах достаточно раздвинуть ноги и желанно стонать, пока тебя снимает импотент-режиссер. Все намного сложнее и тоньше. Зритель чувствует фальшь, наигранную энергетику, поэтому когда он платит 59.95 за DVD диск, он хочет за эти полтора часа просмотра пережить все увиденное, отвлечься от проблем и испытать катарсис. Даже бывалый волосатый дрочила будет плеваться, если почувствует неискренность, и больше не купит продукцию нашей компании. Ну, это я так. Говорю, чтобы вы хоть немного представляли этот специфический бизнес.

Каждый день приходят все новые кандидатки. Блондинки. Брюнетки. Рыжие. На шатенок сейчас спроса нет, поэтому мы сразу отказываем. У нас свои требования по возрастным и физическим параметрам. Если тебе за сорок и ты с первым размером груди - проходи мимо. Это в другую контору. Здесь тебя никто не ждет.
Я требую заполнить стандартный бланк кандидата. Помимо типичной графы соискателя, в нем присутствуют вопросы наподобие: сколько одновременно у вас было партнеров, бисексуальный опыт, опыт «БДСМ», копро, золотой дождь и прочее. Мне нравятся кандидатки с опытом. Они приносят свое портфолио, и уже как «матерые» актрисы открыто отвечают на все необходимые вопросы. Но бывают и «зеленые» дурнушки. «Салаги» - за глаза называют таких состоявшиеся порно-звезды. Конечно вы спросите, зачем набирать с улицы, если уже есть опытный состав, приносящий стабильный доход? Проблема в том, что все в нашем мире приедается и стареет. Нужна новая кровь. И именно этим я занимаюсь.
-Проходите, - говорю я, видя, как миловидная брюнетка, приоткрыв дверь, стеснительно заглядывает.
-Здравствуйте, - выдавливает она из себя, растерянно улыбаясь.
-Присаживайтесь на диван, - указываю я жестом, развалившись в своем большом офисном кресле за три штуки баксов.
-Я заполнила анкету, - ерзая на скрипучем кожаном диване для гостей, она, нагибаясь, протягивает криво скрепленную степлером анкету.
-Хорошо, - чувствуя ее резкий запах духов, я ответно улыбаюсь. – После обязательно прочту. А пока, если вы не против, проведем небольшое устное собеседование, чтобы я мог вкратце с вами познакомиться.
-Конечно-конечно, - кивает она, сложив ногу на ногу.
-Сейчас я включу камеру. Это стандартная процедура, - предупреждаю я. – По закону все наше собеседование должно записываться, в случае возникновения каких-либо претензий данная запись послужит доказательством.
-Я понимаю, - вновь кивает она.
-Отлично, - говорю я и, дотянувшись к установленной на штатив камере, нажимаю кнопку «Rec». –Представьтесь, покажите в объектив свое удостоверение личности.
-Екатерина, - роясь в сумке, она достает права и подносит их к камере. – Двадцать один год.
-Хорошо, Екатерина. Расскажите на камеру о цели своего визита, - смотря на часы, я уже сомневаюсь, что успею с ней побеседовать до ланча.
-Я пришла на пробы, в вашу компанию. Хочу сниматься в кино.
-Екатерина, вы осознаете, что это фильмы для взрослых? – уточняю я.
-Да, - тяжело вздыхает, - понимаю.
-Хорошо. Скажите, подобный опыт у вас уже имеется?
-Нет. Но я всему быстро учусь, - пытаясь не рассмеяться, я приглаживаю свои волосы, запустив в них пятерню пока слушаю ее ответ. – Все знаменитые актрисы начинали с подобных ролей в таких фильмах.
-Возможно, - снисходительно улыбаюсь я, постукивая указательным пальцем по спинке кресла. – Кто вы по образованию?
-Я еще учусь, - она опускает взгляд. – Ландшафтный дизайн.
-Очень прибыльное дело, - говорю я. – Еще раз спрошу, вы уверены, что хотите к нам устроиться?
-Да, конечно, - задрав подбородок, она смотрит мне прямо в глаза. – Я очень хочу!
-Хорошо, - понимающе киваю. – Где до этого работали?
-На кассе в супермаркете, - думает, - еще менеджером по продажам на радио немного.
-Ясно, - смотрю на часы. – Чем увлекаетесь по жизни? Хобби?
-Немного пишу стихи. Читаю.
-Что читаете? – интересуюсь я.
-Разную прозу. Чака Паланика люблю.
-Я смотрю, вы в неплохой форме. Каким спортом занимаетесь?
-Немного бегом. Раньше фитнесом.
-Хорошо, - в сотый раз за сегодняшний день, повторяю я. – Какой у вас размер груди?
-Третий.
-Рост?
-Метр семьдесят девять.
-Хорошо, - она по-прежнему сильно волнуется. Я предлагаю ей закурить или чашку чая. Налив кипяток, я опускаю чайный пакетик в кружку и протягиваю ей. – Вы любите секс?
-Разумеется, - удивившись такому вопросу, она делает глоток чая.
-В каком возрасте у вас был первый сексуальный опыт?
-В девятнадцать, - краснея, признается она.
-И сколько партнеров за все это время было у вас? – еще больше вгоняю ее я в ступор. На самом деле это стандартный вопрос, который позволяет понять, насколько она опытна в сексе.
-Пятеро, - опять опускает глаза.
-Это были случайные связи или постоянные партнеры?
-Случайные. После того, как я рассталась с другом, - шмыгает носом она.
-Хорошо. У вас натуральный цвет волос? – отхожу я от темы, чтобы совсем не загнать ее в ступор.
-Нет. Я блондинка.
-А почему решили перекраситься в брюнетку? – смеюсь я.
-Хотела что-нибудь изменить в себе, - смущается она. – Если надо, я могу быть снова блондинкой!
-Нет-нет, все нормально, - говорю я. – Не против, если дальше я буду задавать вам более интимные вопросы? Это требуется для работы.
-Конечно-конечно, - кивает она.
-Как вы относитесь к оральному сексу? - начинаю с невинных вопросов я.
-Отлично отношусь, - улыбается она.
-Замечательно, - взаимно улыбаюсь я и бесцеремонно продолжаю,  – откройте, пожалуйста, пошире рот перед камерой
Это тоже стандартная процедура, для того чтобы убедиться, что у девушки все в порядке с зубами. Никто не будет ей оплачивать дорогостоящие услуги стоматолога, а золотые и железные коронки, так же как и гнилые зубы, ужасно смотрятся в кадре. Особенно при крупном плане, в самом конце фильма. Ну, вы понимаете, где героиня с широко открытым ртом ждет счастливого завершения сцены.
-Хорошо, - убеждаюсь, что все в порядке, заглядывая ей в рот, словно скаковой лошади. Здоровые зубы и спортивная фигура – одно из наших основных требований. – В какой позе больше всего любите заниматься сексом?
-В разных. Особых предпочтений нет.
-Ясно, - делаю небольшую паузу, чтобы собраться с мыслями. – Допускаете ли вы небольшую грубость в сексе? Легкие пошлепывания? Может быть, более специфические вещи?
-Если только это в пределах разумного, - жалобно смотрит на меня.
-Понимаю, - смотрю на ее я. – Пробовали ли вы анальный секс?
-Нет, - быстро признается она. – Такой секс я не приемлю.
-Понимаю, - повторяю я в таком же тоне. – Групповой секс?
-Возможно, - неуверенно говорит она. – Но опыта в подобном тоже нет.
Следовало задать еще целую кучу вопросов, но я уже очень сильно хочу есть, и неохота урезать свое обеденное время. Далее я перехожу ко второму этапу.
-Снимите, пожалуйста, свою блузку, - прошу я. Девушка послушно расстегивает каждую пуговичку и аккуратно кладет блузку на край дивана.
«Запомните, у актрисы не должно быть шрамов, «непонятных» татуировок, следов растяжек, обвисшего живота, целлюлита на заднице, третьих сосков, безобразных родинок и прочих дефектов кожи», - так объясняет всем режиссер. Ему лучше знать, как должно смотреться на ваших громадных плазменных панелях. Под «непонятными» татуировками, он имеет в виду криво наколотые имена бывших бой-френдов, тюремные обозначения либо имена детей. Такое тоже часто бывает. Все остальное же, прочий «неформат», можно загримировать.
-Хорошо, - внимательно осматриваю я, скользя по ней взглядом. Все чисто. Ну может быть слегка бледноватая кожа, но это легко излечимо солярием. – Встаньте.
Она встает, и я беру в руки камеру, сняв ее со штатива.
-Повернитесь, - прошу я, нажимая на кнопку «zoom» - Снимите медленно джинсы.
Она снимает. Сзади тоже все отлично. Упругие формы, промеж которых проходит тончайшая полоска черных стрингов. – Можете присесть.
Почти голая, в одном нижнем белье, она сидит и не знает, как себя вести дальше.
-Эээ, - протягиваю я, вспоминая имя. – Екатерина, снимите, пожалуйста, бюстгальтер. Только медленно. Продемонстрируйте на камеру грудь.
Растерявшись, она все же расстегивает его, хоть и не с первой попытки.
-Хорошо, - киваю я. – Не стесняйтесь. У всех по первости такое смущение. Со временем привыкнете. Вам придется раздеваться перед тысячами зрителей.
Пытаясь быть вежливым, я говорю ей это, чтобы поколебать ее желание работать у нас. Самый жесткий косяк эйчара в нашем бизнесе, это когда он утверждает кандидатуру, убеждает боссов взять на роль, а девушка в последний момент отказывается. Такое уже было как-то раз. День съемок, горят осветительные приборы, настроенная камера, накаченный самец со здоровенным возбужденным болтом, а «салага» под предлогом нужды в туалет убегает из киностудии. В итоге сорванные съемки, бесследно потраченные впустую гонорары и виноватым, разумеется, оказываюсь я. Хоть самому ложись на кровать и смиренно жди, когда тебя «отдолбят» все недовольные. Теперь-то вы понимаете, что права на ошибку мне не дают.
-Я не стесняюсь, - говорит она. – Просто непривычно как-то.
Я смотрю на ее грудь. Упругая, не обвисшая, с набухшими сосками. То, что надо для камеры.
-Вы действительно в хорошей форме, - говорю я комплимент.
-Спасибо, - чувствуя себя уже более расковано, она откидывается на спинку дивана.
-Скажите, Екатерина что вас возбуждает?
-Не поняла?
-Я имею в виду такие вещи… не знаю… может, определенный тип мужчин, обстановка. Я это спрашиваю, чтобы правильно построить сцену. Все должно выглядеть естественно. Непринужденно.
-Сложно сказать.
-Ладно. Встаньте еще раз, пожалуйста. Покрутитесь медленно вокруг, - прошу я, держа камеру. – Хорошо. Снимите трусики.
Она теряется. Не сводит испуганного взгляда с двери. Мне кажется, что она просто молча убежит. Но нет. Зажмурив на секунду глаза, она снимает свои стринги.
-Замечательно. Повернитесь спиной на камеру. Хорошо. Теперь наклонитесь чуть вперед. Да, вот так, - ни о чем не думая, она механически выполняет мои просьбы. – Возьмитесь руками за ягодицы. Раздвиньте их. Наклонитесь чуть вперед.
Приблизив как можно ближе, я внимательно смотрю на едва заметно мерцающий дисплей камеры. Именно этот фрагмент смотрит режиссер, оценивая фотогеничность и состояние. Вы думаете, дантист дорого стоит? Вы еще не знаете, сколько возьмет пластический хирург за вагинальную пластику! Иногда приходят кандидатки без опыта в съемках, но уже в «состоянии» сделавшей карьеру порнозвезды. Такие сразу переходят из категории «классика» в раздел «для искушенных». Я имею в виду фистинг и прочие вещи. Везде нужны свои специалисты. В Голливуде ценятся драматические актеры, комедианты и пародисты. Что-то похожее есть и в нашем бизнесе.
-Отлично, - говорю довольным тоном я. – Можете присесть на диван. Давайте вы немного попозируете перед камерой, чтобы руководство могло вас оценить. Раздвиньте ноги и поласкайте свою грудь.
Она широко раздвигает ноги и с «круглыми» глазами теребит свои соски.
-Делайте это нежнее. Расслабьтесь.
У нее не получается. «Ну никакого артистизма!», - всегда говорит про таких режиссер. Делая роботоподобные движения, она  продолжает теребить соски.
-Поласкайте себя там, - прошу я.
Облизав кончики пальцев, она опускает руку. Отойдя подальше, я беру общий план. Для ее первого раз неплохо. Хотя до мастерства еще очень далеко. Когда вы смотрите, как загорелая блондинка с силиконовыми буферами, наглаживает себя, после чего извергается ручьем, вы даже не можете представить сколько дублей ушло на эту сцену. Мужикам еще сложнее. Иногда приходится переснимать «камшоты», но сами понимаете, что для этого и держатся дублеры.
Не могу сказать, что мне особо понравилась эта кандидатка, но она дошла до позирования, что уже неплохо. Значит какой-то потенциал у нее есть. Можно зайти дальше, к третьей стадии и попросить показать на примере как она делает минет. Иногда если кандидатка подает очень хорошую надежду, ее можно и трахнуть. Такая вот у меня работа. Именно за это мне солидно платят боссы из «DKW&VI». На сегодня еще назначено пять кандидаток. Нужно успеть плотно поесть до конца обеденного времени, чтобы не сдвигался график. Не люблю оставаться сверхурочно. В конце концов, сегодня мы собирались с женой сходить в ресторан. Отметить нашу третью годовщину свадьбы.
-Может показать вам как я делаю минет? – сама предлагает она.
-Хорошо, - ставлю я камеру на штатив с боку, чтобы мы попадали в кадр.
-Я немного нервничаю, - говорит, расстёгивая мне брюки.
-Ничего страшного. Представьте что вы с любимым парнем, в каком-нибудь романтичном месте. Старайтесь абстрагироваться, - говорю, чувствуя как ее губы нежно скользят по члену. Она прибавляет темп, громко причмокивая. Сегодня я кончу уже в четвертый раз. Многие мужчины сами бы приплачивали за такую работу. Обхватив бедра и подняв взгляд, кандидатка, смотрит на меня, не выпуская член изо рта. Еще немного. Совсем чуть-чуть. И можно будет ставить печать «прошла успешно три этапа» в конце ее анкеты.
Извергаясь, я чувствую резкую боль от стиснувшихся зубов. Неееет!- кричу я, пытаясь откинуть ее в сторону. Она не отпускает. С силой голодной акулы, почуявшей кровь, ее челюсти беспощадно держат меня за самое дорогое в жизни. Я кричу, бью ее кулаками по голове, чувствую как с силой попал прямо в глаз, затем в ухо. Бесполезно. Ничего не выходит. Боль. Беспощадная боль. Пытаюсь ударить коленом. Затем она делает резкий рывок и я чувствуя что меня ничто не держит, падаю вниз, сжав руками кровоточащую промежность. Болевой шок не дает мне потерять сознание. Пульсирует в висках. Ее рот весь в крови. Она подходит к камере и надув щеки, выплевывает со слюнями окровавленный кусок прямо в объектив.
-Это вам за Ольгу Андрееву! – кричит она, вытирая ладонью окровавленные губы. Затем в спешке натягивает на себя стринги, потом джинсы, после чего спокойно застегнув блузку, выбегает из комнаты.
Я лежу и не могу даже закричать. Собственно меня бы никто и не услышал, в этих изолированных от звука стен.
Ольга Андреева. Вспоминаю я. Это та девушка, которую я утвердил на роль, когда только начинал работать в компании. Про это писали еще все городские газеты. Точно. Актриса, которая после съемок покончила жизнь самоубийством, закрывшись в ванной и опустошив пузырек «адельфана». Дело удалось замять, списали на молодой возраст. Так значит. Сегодня была ее младшая сестра.
Лежа в собственной луже крови, я пытаюсь сдвинуться с места. Ползя червяком, я пробую дотянуться до стола, на котором лежит сотовый телефон. После нескольких попыток, он оказывается у меня в руках. Набрав номер скорой, я неразборчиво кричу, что мне нужна помощь. Не договорив адрес, я теряю сознание…

Комментариев нет:

Отправить комментарий